Некоторые идеи обладают просто мистической способностью к реинкарнации. Они проходят сквозь огонь и воду дискуссий — вначале профессиональных, потом общественных, обретают апологетов, отливаются в проекты и даже получают надежду на бюджетирование… Но что-то срывается — из-за очередного цикла кризиса или несогласия ключевого чиновника — и вот идея уже втоптана в грязь, и все недоумевают: «Как мы могли повестись? Все же было очевидно с самого начала». Потом проходит время, все вроде забывается, и вот в очередной светлой голове рождается старая мысль, освеженная глянцем новых нюансов, благих намерений и надежд на бюджет.

Почта России, запросившая в свое время 108-миллиардную компенсацию у потенциальных партнеров по проекту создания Почта-банка на базе Связь-банка и своих отделений (и тем его похоронившая), решила тоже вернуться к старой идее огородами и на этот раз действовать в одиночку. В частности, неназванные источники во ФГУП сказали «Известиям», что рассматривается возможность «самостоятельного получения банковской лицензии» (так в газете написано), чтобы иметь возможность заниматься «трансакционным бизнесом — переводом денег, как в большинстве платежных систем, — и расти в сегменте пенсионных выплат». А еще Почта России планирует за счет расширения функционала стать серьезным игроком на рынке кредитования частных лиц и малого бизнеса. Вопрос о банковской лицензии, сообщили в пресс-службе предприятия, отражен в одном из сценариев стратегии развития Почты России, решение по которой будет приниматься в сентябре.

Почтовый банк с 42 тыс. операционных офисов — что может быть чудесней и перспективней в этом мире? Только почтовый банк со 100 тыс. офисов. Но такого, кажется, даже в Китае еще не придумано. Ближайший «преследователь» — Japan Post Bank, у которого продукты продаются через 25 тыс. почтовых отделений. Смехота. Нашим гигантоманам это достижение на один зуб.

Кроме смеха, любопытна определенная закономерность: стоит только в Почту России прийти новому гендиректору, как сразу же (или спустя некоторое время, необходимое на то, чтобы понять масштаб катастрофы) появляются планы по финансовому использованию огромной сети отделений. Потом, по мере углубления знаний, энтузиазм сходит на нет. Идея оформилась еще в прошлом веке (так создавался Связь-Банк и ряд банков в регионах, связанных с почтой партнерскими отношениями), продолжилась в начале 2000-х при Игоре Сырцове, обрела определенные надежды на успех с приходом во ФГУП Андрея Казьмина из Сбербанка (и Аллы Алешкиной в Связь-Банк). К сожалению, Связь-Банк к тому времени уже «высушили», а начавшийся кризис идею почти похоронил. При Александре Киселеве усилия ВЭБа, «Русского Стандарта» и НОМОС-Банка, каждый из которых брался внедрить банковский сервис во все отделения уже в 2010 году, тоже оказались тщетными — в Почте России поняли, что в будущем проекте им отводится роль миноритариев.

В апреле 2013 года ФГУП возглавил Дмитрий Страшнов — предприниматель и бизнесмен, бывший гендиректор «Tele2 Россия». Налицо очередная попытка сделать почту если не самоокупаемой, то хотя бы не такой убыточной. Сизифов труд, сравнимый разве что с усилиями по перестройке российской экономики: ее толкают и укрепляют, а она с завидной регулярностью скатывается. Если банк и будет создан, то прибыли от него дождаться не получится: клиент туда пойдет только весьма специфический — что по депозитам, что по кредитам. Время упущено. Если же сделать почтовый банк проводником госполитики по кредитованию малого бизнеса, то ставки надо будет хорошо субсидировать и обеспечить дешевое фондирование. Легче просто раздавать деньги предпринимателям через отделения Почты России — так, по крайней мере, не придется тратиться на создание банка.

На самом деле уже хочется избавить Почту России от мук и бесплодных иллюзий. Если хочется государству создавать банк с «глубоким проникновением» в регионы, пусть поручит это кому-то другому. Пенсионному фонду, например, или, чем черт не шутит, системе средних школ — им лишняя копейка нужнее, да и дети будут при деле. Мне кажется, это уже где-то рядом по исполнимости и ничуть не более абсурдно. Хватит уже мучить старушку — ей в 2016 году три четверти тысячелетия должно исполниться. Пусть спокойно доживет.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции