Назначение аса российского ретейла главным операционным директором главного банка страны глубоко символично: банковский бизнес в России окончательно утратил черты уникальности. Продавать кредиты с депозитами и пластиковые карты, а также принимать платежи за коммунальные услуги теперь примерно то же самое, что торговать куриными окорочками, сыром, подгузниками и кошачьим кормом. Для банков это скорее хорошо, чем плохо, поскольку означает, что наш народ к ним привык. Как в свое время научился пользоваться сетевыми супермаркетами.

Наблюдательный совет Сбербанка утвердил Льва Хасиса в должности первого заместителя председателя правления и главного операционного директора. В случае положительного решения МГТУ ЦБ он приступит к своим обязанностям с 1 сентября 2013 года. Формально Хасис имеет опыт работы в банках, но было это в совершенно другую эпоху. В 1990-х годах он управлял Самарским филиалом Автовазбанка и работал вице-президентом Альфа-Банка. Однако имя в бизнесе Хасис сделал, сначала возглавляя авиастроительную корпорацию «Авиакор» (вывести отечественное авиастроение из крутого пике ему, впрочем, не удалось), а потом в течение пяти лет работая исполнительным директором Х5 Retail Group — фактически главной компании розничной торговли в стране, управляющей розничными сетями «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель».

В сентябре 2011 года Хасис стал одним из самых знаменитых российских бизнес-гастарбайтеров. Он покинул группу X5 и переехал в США ради работы в крупнейшей американской группе компаний розничной торговли Walmart International в должности исполнительного директора по новым форматам. К слову, на месте персонала Сбербанка я бы насторожился с приходом Хасиса. Один из самых знаменитых новых форматов, придуманных Walmart, — прием на работу временных работников с неполной занятостью, за которых можно не делать пенсионные взносы и не оплачивать за них медицинскую страховку.

Сам Хасис говорит, что получил предложение о работе в Сбербанке еще в 2011 году, но согласился лишь теперь благодаря личной настойчивости Германа Грефа. Это тем более подтверждает логику прихода Хасиса в Сбербанк. Сам Греф тоже ведь не был никаким банкиром, когда сменил на своем посту классического представителя российского банковского бизнеса Андрея Казьмина. Но было сразу понятно, что миссия Грефа — стать политическим руководителем главного кредитного учреждения страны. Крупного федерального чиновника с базовыми представлениями об экономике поставили во главе крупнейшего банка России как статусную фигуру. Греф сразу вошел в историю банковского бизнеса страны, провозгласив своей задачей научить неповоротливого слона (этот образ вполне подходил для основанного в 1841 году и, действительно, выглядевшего на свой возраст Сбербанка) танцевать.

Основные танцевальные «па» за последние годы Сбербанк худо-бедно разучил. Хасис приходит на роль настоящего «учителя танцев» — чтобы научить слона конкретным вальсу, танго, фокстроту, пасодоблю.

В банковском бизнесе теперь не особо нужны такие суровые, неприступные банкиры, мужчины в строгих костюмах с лицами цвета этих костюмов. Не нужны эти бухгалтерские нарукавники. Банкам больше не обязательно иметь пышные навороченные отделения как показатель солидности. Достаточно обычных скромных типовых офисов продаж, иногда уже даже без живых операционистов, и хорошего интернет-банкинга. Лишь бы хорошо торговали.

Хасис приходит работать руководителем сети магазинов «Сбербанк», то есть фактически по своей основной профессии. Его задачей будет наладить более быструю и качественную продажу товаров и услуг по всей стране. В Сбербанке, как и в других банках страны, теперь работают прежде всего продавцы, или как теперь принято говорить, менеджеры по продажам. Хасис становится топ-менеджером по продажам главного банковского супермаркета России.

В общем, период привыкания российских граждан к банкам (сейчас уже редко встретишь человека, который по старинке называет Сбербанк сберкассой) закончился. Теперь наше население более или менее понимает, какие услуги может получить в кредитных организациях и за каким товаром туда надо ходить. Конечно, рано бить в литавры и утверждать, будто наша обывательская финансовая грамотность стала безупречной. Но «жи-ши» через «ы» в отношениях с банками мы больше не пишем. Поэтому банки в России и стали обычными учреждениями торговли, остро нуждающимися в тех, кто умеет хорошо торговать чем угодно. Например, деньгами.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции