Недавно, забирая машину из ремонта в другом конце города, попал в пробку (подозреваю, что страховщики злонамеренно выбирают сервис подальше от места прописки). Когда понял, что не успеваю на запланированную встречу, начал искать телефон, но на привычном месте, в кармане брюк, его не обнаружил. Карман был широк, а кресло глубокое, из чего я сделал вывод, что телефон просто выпал и находится под сиденьем. По моим расчетам, шансы на то, что это предположение верно, равнялись 80—90%. Однако поскольку машина «шла пешком» в левом ряду МКАДа, то остановиться и проверить эту версию (и предупредить человека о своем опоздании) я не мог. Пробка затянулась на полтора часа, и (вот она, психология) за это время я снизил шансы на обнаружение телефона под сиденьем до 30—40% — несмотря на то что никакого изменения условий не произошло. Я даже «вспомнил», где его оставил, и придумал, какими карами буду грозить администрации гипермаркета, если телефон мне не вернут.

Внимание: вопрос. Почему я, выражаясь известной киноцитатой, «нормальный здоровый мужик» (ну, почти здоровый), находясь в трезвом уме и твердой памяти и осознавая нелогичность происходящего, позволяю своей психике творить со мной такие вещи? Если уж такая немотивированная трансформация происходит всего за полтора часа, то что говорить о более длительных временных отрезках? Сегодня ты знаешь, что в банк этот никогда не пойдешь, потому что вчера объявили об отзыве лицензии у другого банка, но с теми же акционерами, а послезавтра уже бежишь туда, боясь опоздать к открытию, потому что накануне ставки по кредитам снизили до 25%. Мы постоянно убеждаем себя в чем-то, верим в то, во что хочется верить, и, для того чтобы предотвратить это самоуговаривание, нужно обладать такими самодисциплиной и ясностью ума, каких нет у 99% потенциальных вкладчиков. Что же удивляться, когда явные финансовые пирамиды до сих пор собирают деньги с тысяч «инвесторов»…

Но ситуация с пирамидами, надеюсь, уже в прошлом (или вот-вот отойдет — если поддержат недавнюю законодательную инициативу Минфина). Речь же о более близком будущем, в котором, если верить аналитикам, нас ждет кризис. Даже если бы не было экономических предпосылок, только ожидания, то кризис все равно настанет — по тому же закону, по которому сгорела «Воронья слободка» в «Золотом теленке». Все знают (или как минимум догадываются), что при кризисе некоторые банки будут испытывать проблемы, а значит, ужесточать дисциплину и, возможно, даже требовать досрочного возврата долгов при любой возможности, как это было в 2008—2009 годах. При этом что будет с доходами физических лиц, из которых обслуживаются потребительские кредиты, совершенно непонятно.

Кажется, самое время затянуть потуже пояс, вернуть долги, которые есть, и ни в коем случае не брать новых. Но все происходит с точностью до наоборот. То самое самовнушение побуждает огромное количество «физиков» не бежать из банка, а срочно брать, пока не началось. Даже если деньги особо не нужны. В апреле, мае и июне рост потребительских кредитов составил 3,2%, 2,7% и 2,6% против 0,8%, 1,7% и 2,2% в месяцах I квартала. То же самое происходит с валютой: стоит рублю упасть, как многие бросаются менять свои 30 тыс. рублей, несмотря на предыдущие опыты потерь от конвертации.

У меня есть в этой связи предложение к правительству: свернуть как безнадежную программу финансовой грамотности и вместо нее начать реализовывать программу финансовой психологии. Мне кажется, это принесло бы пользу и для банков, и для их клиентов.

Кстати, свой телефон нашел там, где он и должен был быть, — под креслом. А если бы не нашел, то, наверное, другую колонку бы написал…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции