Сколько ипотеку ни корми, а у банков все равно аппетиты больше. Но оказалось, что аппетиты наших банков не идут ни в какое сравнение с аппетитами их зарубежных коллег. Исследование компании Deloitte в очередной раз показало, что по части жилищных кредитов под залог покупаемых площадей мы плетемся в хвосте всей развитой части планеты. Как сообщают «Ведомости», в России отношение общего объема ипотечной задолженности к ВВП составляет 2,6%, что в разы меньше даже наших соседей по Восточной Европе. В Чехии, которая ближе всего к нам из обследуемых стран, этот показатель составил 13%, за ней идут Польша (19,6%), Венгрия (22,5%), Италия (22,9%), Австрия (27,8%) и далее до Дании и Нидерландов, где объем ипотеки превышает 100% ВВП.

Вообще, конечно, предлагаемый для сравнения с Россией ряд стран представляется весьма комплиментарным. Нам бы что-нибудь попроще надо — Южную Америку там или товарищей по СНГ. На их фоне мы, может, и не выглядели бы так худо. Но здесь, как кажется, вина наших банков невелика. Будь их воля, мы бы и ставку имели поменьше, и другие условия получше. Мешает, как всегда, стоимость фондирования, а еще инфляция.

Для меня вообще удивительно, как с инфляцией, которая еще несколько лет назад составляла двузначное число, мы умудрились запустить ипотечный рынок. Объяснить это можно только тем, что нерешенность квартирного вопроса вызывает у части российского среднего класса панику большую, чем долговая кабала на десяток-другой лет. Сейчас инфляция в Чехии составляет 1,4%, в Польше — 1,1%, в Венгрии — 1,8%, в Италии — 1,2%, в Австрии — 2%, далее Франция, Германия, Бельгия, Испания, Великобритания, Дания и Нидерланды — нигде она не превышает 2%. На этом фоне Россия выглядит инфляционным вертепом с ее 6,5%. И, соответственно, двузначными ставками.

Да, ипотека была здесь выгодна определенный период времени десять лет назад, когда квартиры дорожали быстрее не только индекса потребительских цен, но и любой ипотечной ставки. Но тогда брать кредит было еще страшно — многие ждали, что цены вот-вот обвалятся. К тому времени, когда ипотека перестала пугать (то есть к 2007—2008 годам), прекратился и взрывной рост цен. За последние шесть лет (с начала 2007 года), по данным ресурса irn.ru, московская недвижимость подорожала всего на 20%. Инфляция за этот же период составила 77%. Соответственно, и ипотеку брать разумно было только тем, кому уж совсем невмоготу или кто рассчитывал расплатиться по кредиту досрочно.

Глядя на то, как скачут основные макроэкономические показатели в России, понимаешь, что самый консервативный банковский продукт на нашем рынке превращается в высокорисковый. И то, что в развитых странах выглядит обычным пунктом плана на жизнь (родился, выучился, женился, родил наследника, взял ипотеку), у нас остается делом доблести и геройства.

А еще спрос на ипотеку тормозит, как ни удивительно это звучит, удовлетворенный спрос. Предоставленная российским гражданам возможность приватизировать жилье в начале 1990-х вообще удивила широтой жеста всех западных экспертов. В итоге здесь не сложилось ни широкого арендного рынка, ни острой потребности у населения в покупке нового жилья. На рынке недвижимости значительную часть сделок до сих пор составляют не покупки в чистом виде, а многосторонние сделки обмена, и виной тому, очевидно, не только высокая стоимость. Тяжелая демографическая ситуация окончательно сделала ипотечный рынок «вялотекущим» и отстающим по отношению ко всем аналогичным западным рынкам.

Думаю, что сегодня даже существенное снижение ставки не изменит ситуацию кардинально. Да и нужно ли оно нам — менять ситуацию и сломя голову мчаться в погоню за развитыми? Как-нибудь потихоньку добредем. В США вон как нехорошо получилось с их развитым ипотечным рынком…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции