Мэр Владивостока Игорь Пушкарев предложил перенести столицу страны во Владивосток. Вместе с министерствами и прочими органами власти переехать придется и ЦБ. Посмотрим, как это может выглядеть.

— А вот это наш знаменитый мост! — говорил человек в серо-синем костюме главе ЦБ Эльвире Набиуллиной.

Набиуллина как-то брезгливо смотрела вниз, на свинцовые воды.

— И уже, как в Сан-Франциско, самоубийцы есть! — добавил радостно молодой человек в креативном костюме: зауженные зеленые брюки, пиджак на одной пуговице, под ним — две майки.

Набиуллина опять ничего не ответила, но ее взгляд, кажется, говорил: «Я тут сама с вами скоро утоплюсь».

Для здания ЦБ помещение искали долго. Была идея поселить банкиров в помещении вокзала. Но даже аргумент «Сюда цесаревич Николай приезжал!» как-то не вдохновил. Со времен цесаревича кое-что изменилось, во всяком случае, чиновники размножились и в вокзал не поместились.

В итоге жить и работать пришлось на острове Русский. На работу Эльвира Сахипзадовна ходила пешком. От кампуса Дальневосточного федерального университета — именно там пока что выделили квартиры топ-менеджерам — к новому, с иголочки, сооружению, которое в народе тут же прозвали «Свечой», шла засыпанная гравием дорожка, петлявшая между сочной растительностью. В «Свече» то с потолка капало, то свет отключался.

— Это ничего! — говаривал вечерами Алексей Улюкаев (Министерство экономического развития разместилось тут же). — Я чувствую себя, как соратник Петра Великого! У них, у соратников, тоже поначалу бытовые условия оставляли желать… Зато потом!..

Набиуллина молчала и на это. Она вообще стала молчаливой. И немудрено: проблем, помимо бытовых, хватало.

Понятно, что администрация президента со Старой площади в Москве никуда не уехала. Ведь от Старой площади к подземному городу для первых лиц страны ведет потайной ход. Если враг ударит, первых лиц надо прятать. Во Владивостоке поди такое построй. Так вот, несмотря на то, что премьер Дмитрий Медведев распорядился сократить разницу часовых поясов между Москвой и Владивостоком до двух, природа брала свое. Когда Набиуллина звонила в администрацию президента, ей дико хотелось спать. Спать ей хотелось постоянно. Европа оказалась далеко на западе, Америка, как выяснилось, — столь же далеко на востоке, под боком — лишь Пекин да Токио, но поболтать там особо не с кем.

Радовались лишь юные сотрудники ЦБ, эти освоили серфинг и пропадали на океане. Из-за чего работе выходили ущерб да докука. Молодежь старалась свалить пораньше, чтобы успеть до темноты покататься на доске. Ничего, думала Эльвира Сахипзадовна, впереди зима, будет им ужо…

Но зима все никак не наступала. В Москве выпал снег, ранний в этом году, он нежным пушком лежал на тротуарах бульваров, а во Владике все дождило и дождило. Да еще этот ветер, этот промозглый свирепый ветер, такого даже в Питере нет. Набиуллина ехала за рулем своего «Ягуара». Точнее, стояла. Дворник пришлось включить на полную, но все равно треки капель размывали контуры автомобиля впереди. С переездом столицы во Владивосток город встал окончательно. И московские приемчики с мигалками не помогали: куда мигать-то, куда расталкивать, если, как правило, по полосе в ту и другую сторону? Зато в Москве благодать, как раз «Новую Ригу» отремонтировали, Москва летает…

— Можно уехать из Москвы, но невозможно, чтобы Москва уехала из тебя, — думала Набиуллина.

Чиновники привезли с собой все свои комплексы и проблемы. Также муторно шли согласования, так же бесконечно — совещания. А если учесть, что львиная доля госкомпаний осталась в старых столицах, тайминг стал даже хуже.

— Ничего, расставим тут все по фэншую, — шутил Владислав Сурков, которого неожиданно сделали спикером Госдумы.

По фэншую… по фэншую… Где-то недалеко — Китай и Япония. Их не видно, и до них еще лететь, но их присутствие ощущалось ментально. Для них эти долготы-широты — дом родной.

— А нам, куда ни приткнись, везде не рады, везде мы как будто изгои, — вздохнула Набиуллина и нажала на газ: машина впереди вроде бы тронулась.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции