Вся российская прогрессивная общественность с началом делового сезона озаботилась проблемой выбора. Причем, на первый взгляд, этот выбор должен оказать существенное влияние на дальнейшую жизнь миллионов россиян. По крайней мере в этом убеждают пропагандисты, да и сама озабоченная общественность накручивает себя то рассказами о светлом будущем с одним кандидатом, то криками «Всё украли!» при виде другого.

Нет, я не про выборы московского мэра или какого-то другого регионального начальника. Эти ваши игры в демократию — мелочь на фоне решений, которые в ближайшие месяцы будут принимать миллионы россиян по отношению к своим пенсионным деньгам. Правительство нашло замечательный способ разбудить даже самых ленивых и далеких от экономики «молчунов», попросту пригрозив отнять у них существенную часть будущих пенсионных накоплений. Мол, не примешь явным образом того или иного решения — пеняй на себя.

Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что, как и в случае с политикой, смысла в общественном бурлении не так много: выбор какого-то конкретного негосударственного пенсионного фонда (НПФ) в ближайшие два-три года практически не повлияет на будущий результат инвестиций пенсионных накоплений. И даже не потому, что «они все одинаковые», как неправильно думают многие, а потому, что рельеф рынка за эти годы неузнаваемо изменится.

Вкратце напомню, почему вдруг вопрос выбора НПФ стал столь актуальным. Со следующего года самые заядлые «молчуны» — то есть россияне, ни разу не принимавшие решения о переводе своих накоплений в тот или иной НПФ или не выбиравшие определенный инвестиционный портфель ВЭБа, — потеряют контроль над двумя третями своих будущих пенсионных отчислений в части накопительной пенсии. Говоря проще, если сейчас на накопительную часть (то есть, по сути, на долгосрочные инвестиции) идет сумма, равная 6% зарплаты, то с нового года эта величина снизится до 2%. Оставшиеся 4% пойдут в страховую часть пенсии, то есть попадут под полный контроль государства. Но 20 млн человек, ранее уже сделавших хоть какой-то пенсионный выбор, этих изменений не почувствуют — у них сохранится нынешний тариф, то есть 6%.

Учитывая, что люди у нас государству не верят, многие воспринимают это изменение как грабеж средь бела дня. И, соответственно, готовятся принять решение: в основном перевести деньги из ПФР в один из НПФ. В принципе, есть и другие варианты действий, но этот — самый простой и логичный.

Тут-то и возникает проблема выбора. Негосударственных пенсионных фондов в стране много больше сотни — глаза разбегаются. Если исключить из этого количества самые мелкие и подозрительные, все равно останется несколько десятков фондов — с разной среднегодовой доходностью, разными громкими названиями, разными управляющими компаниями. В общем, непонятно, куда крестьянину податься — к красным или к белым.

Истинно говорю вам: расслабьтесь, все равно не угадаете. Рынок пенсионных фондов в ближайшие годы ожидают мощнейшие потрясения. Во-первых, если все пойдет так, как рассчитывает Минфин, то фонды из непонятных формально некоммерческих организаций без хозяев превратятся в акционерные общества с новыми (точнее, проявившимися) владельцами. И не факт, что лица тех, кто внезапно окажется реальными контролирующими акционерами «вашего» фонда, вам понравятся.

Но и это не главное. Важнее то, что сейчас идет (а после акционирования значительно ускорится) процесс передела рынка: фонды сливаются, поглощают друг друга, переходят под контроль финансовых компаний и частных лиц. Причем даже сохранение в названии фондов известных солидных брендов не гарантирует, что за ними стоят эти могучие промышленные корпорации. Достаточно широко известно, например, что НПФ «Лукойл-Гарант» уже почти не имеет отношения к «ЛУКОЙЛу» — контроль над ним, по официальной информации, получила финансовая корпорация «Открытие», а по моим данным, полученным из анализа структуры собственности стоящих за фондом компаний, — три частных лица. Если верить свежим новостям от «Коммерсанта», сразу два крупных «металлургических» НПФ — «Норильский никель» и «Стальфонд» — скоро перейдут под контроль финансовой компании United Capital Partners. Менее шумных примеров сделок на этом рынке значительно больше.

За последние годы количество негосударственных пенсионных фондов уже сократилось вдвое — мелкие поглощаются крупными или сливаются, чтобы стать больше, относительно крупные переходят под контроль еще более крупных. В общем, все как обычно на нормальном рынке, выросшем из детских штанишек. И в ближайшие года три эти процессы будут продолжаться.

А это значит, что даже если продвинутый гражданин принял обдуманное решение перевести свои накопления в один из негосударственных фондов, то через несколько месяцев его деньги могут внезапно оказаться под контролем совсем другого фонда, куда человек вовсе не стремился. И, вполне возможно, на следующий год придется принимать еще одно «ответственное» решение — быть может, с теми же последствиями.

Вероятность не попасть под ветер перемен на рынке НПФ есть: можно вложиться в один из самых крупных фондов. Вряд ли «Газфонд» (часть кооператива «Озеро»), «Благосостояние» (как бы фонд при РЖД, но на самом деле он контролируется одной из частных финансовых компаний) или тот же «Лукойл-Гарант» поменяют истинных владельцев. Но доверять ли им свои деньги — вопрос отдельный. Все же остальные фонды потенциально могут стать либо жертвой поглощения, либо агрессором и сильно измениться.

Это не значит, что ничего не надо делать. Спасти свои деньги из цепких лап государства — это уже что-то (даже если мы понимаем, что единственное настоящее спасение — в Шереметьево), поэтому «молчунам» стоит принять хоть какое-то решение. Но само по себе это решение особого значения пока не имеет, и сильно переживать по поводу того, в какой именно фонд переводить средства, не стоит. Лет через пять ситуация устаканится, и вот тогда уже можно будет внимательно посмотреть на остатки рынка и сделать более осмысленный выбор.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции