Ксения Юдаева так напоминает Эльвиру Набиуллину, что кажется: глава ЦБ подбирала ее под себя. Обе — птенцы гнезда Германа Грефа. Обе — прежде всего эксперты, что означает: экономику в целом знают, со специализацией хуже, политических амбиций нет. Что случается с экспертом, если у него вскрываются политические амбиции, можно наблюдать на примере г-на Гуриева. Наконец, у обеих довольно слабый банковский опыт. Причем заметим: опыт работы в просто банке, конечно, нелишний, но радикально отличается от задач, стоящих перед ЦБ. Мне в эфир радио «КП» периодически звонят бабушки, спрашивая, как взять кредит в ЦБ. Той аудитории, что меня сейчас читает, пояснять эту мысль не нужно.

Греф — это либерализм, западный опыт, «задраить клаксоны» — «не клаксоны, а кингстоны» — «все равно задраить!» Прочитали, что в Toyota борются с «муда», — нужно, конечно, непременно найти «муда» возле себя и померяться с ним силами. Безусловно, окружение Грефа часто опытнее своего шефа, поскольку тому всю его карьеру приходилось тратить время на административную деятельность. Но либерализм — это все-таки либерализм, а не проклятая технократия с ее вниманием к деталям.

За плечами Юдаевой — МГУ. Но также и Массачусетский технологический институт. Юдаева в конце 1990-х преподавала в Стокгольмской школе экономики. Это — оплот либерализма и, с оговорками, кейнсианства. Для Грефа — тоже заведение небезызвестное. Вспоминаю один из экономических форумов в Петербурге, куда г-н Греф, еще будучи министром, пригласил двух юных лысых профессоров в роговых очках. Профессора, похожие, как братья-акробаты, прочитали немудреную лекцию вроде «свобода лучше, чем сосиски». О гонораре история умалчивает. Может, все было по любви.

Связь с либеральными структурами проявляется и позже, когда в 2006 году Юдаева оказывается членом научного совета Московского центра Карнеги. Московская структура, конечно, далеко от штаб-квартиры Фонда Карнеги в Нью-Йорке. Но имеет ли значение расстояние, когда на дворе глобализация? Важно, что в Нью-Йорке Карнеги соседствует со штаб-квартирой Бильдербергского клуба. Да-да, того самого, который иногда называют «мировым правительством». Мощная организация и не слишком-то либеральная. Но они всего лишь занимают одно здание, важно ли это, правда?

Намного интереснее, что в 2006—2008 годах Юдаева была научным руководителем Центра стратегических разработок. Кратко напомню, что это за центр. Он появился, когда Владимир Путин пришел к власти в первый раз и ему нужны были экономические советы. Центр тогда возглавлял как раз Греф. Оттуда вышла программа для первого президентского срока, исполненная, как позже признавал сам Греф, лишь на четверть. Затем ЦСР, уже когда Греф стал министром, занялся странными построениями вроде «ускоренного физического выбытия населения с низкими доходами», и сам как-то выбыл из поля зрения. Чуть позже научного «правления» там Юдаевой центр отметился апокалиптическими прогнозами по России, которые, как показалось после беспорядков зимой 2011—2012 годов, начинают сбываться. Но революции в стране не случилось, и о центре снова забыли. Вот такая структура.

Я не буду перечислять другие факты биографии Юдаевой, они известны, кроме одного: уже в этом году, согласно декларации о доходах, Юдаева оказалась одним из самых богатых сотрудников администрации президента. Она задекларировала доход в 23,7 млн рублей, жилой дом в почти 400 квадратов, две квартиры по 60 метров и автомобиль BMW Х6. Я не сильно ошибусь, если предположу, что это — плоды ее работы в Сбербанке, ведь отчитывалась она за 2012 год и бонусы за 2011-й получить успела.

Сосредоточимся лучше на другом. Во-первых, мы видим, что Герман Греф сумел заполнить своей командой высшее руководство ЦБ. Это значит, что ЦБ будет действовать в интересах крупнейших банков, что, впрочем, не новость. Во-вторых, понятно, что команда получилась совсем уж неолиберальная. Экспертный пыл Юдаевой будет несколько сдерживаться Набиуллиной, у которой опыт реалий госуправления побольше, и тем не менее. Значит ли это, что ЦБ пойдет на снижение ставки рефинансирования, например? Это значит, что по этому поводу нас ожидает интересная дискуссия. И только. То есть ставка, безусловно, будет снижена, например, до 8%. Или до 7—6%. Трудно сказать, что это даст в реальности. Практика показывает, что либеральные настроения правителя, как правило, уступают место прагматике, когда он становится у руля. Не ту же ли метаморфозу мы видели, когда наблюдали позднего Грефа-министра?

Наконец, несколько неприятно, что руководство ЦБ осталось без присмотра. Напомню, что изначально мыслилась такая конструкция. Алексей Улюкаев становится помощником президента и начинает за дамами присматривать. Но вышло не так: он стал министром, а присматривать придется Андрею Белоусову, который вряд ли сделает это лучше Улюкаева. Это значит, что де-факто большую роль в политике ЦБ будет играть персонально Герман Греф. Как это хотите, так и комментируйте.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции