Tempora mutantur. Времена меняются. Послушаешь наших банкиров и чиновников — и понимаешь, что проблему обманутых вкладчиков у нас плавно сменила проблема обманутых вкладчиками банков. Но главная «засада» для банков и экономики в целом — не бурный рост кредитования и просроченной задолженности, борьба с которыми стала первым добрым делом Эльвиры Набиуллиной на посту главы Центробанка. Потенциально гораздо больше опасностей таит корпоративное кредитование, которое власти, наоборот, норовят всячески стимулировать.

Вот Герман Греф негодует-жалуется, говоря о крайне низком росте корпоративных кредитов Сбербанка с начала года — менее 2%. Причину он видит в том, что крупные компании предпочитают кредитам облигации. А вот участники IV ежегодной конференции «Управление проблемными кредитами и залоговым имуществом: практика банков» напоминают, что просрочка по корпоративным кредитам в 2012 году росла быстрее, чем по займам частных лиц. Но при этом исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков (АРБ) Анатолий Милюков считает, что недостаток корпоративных кредитов еще хуже. По его мнению, самое скверное — падение доли кредита в инвестициях всего до 7—9%. Да и сами инвестиции сходят на нет. То есть экономика замедляется (промышленное производство уже вообще не растет; министр экономического развития Алексей Улюкаев стал первым российским чиновником, на днях публично признавшим на правительственном часе в Госдуме, что Россия переживает худший год после кризиса 2008—2009 годов), а кредитование компаний все равно падает. Но, поскольку более 70% российского экспорта составляют энергоносители, даже увеличение кредитования компаний и корпораций не оживит экономику РФ с ее нефтегазовой доминантой. При такой структуре экономики как ничего толком не производили, так и не будем.

Кроме того, многие эксперты считают, что замедление экономики вынудит компании продлевать выплаты по уже взятым кредитам. И банкам никуда не деться — корпоративные клиенты, особенно большие корпорации, для крупных банков очень важны. Так что банки продлят эти кредиты как миленькие. Если учесть, что все крупнейшие компании в России либо государственные, либо принадлежат «друзьям власти», часто имеют градообразующие предприятия, государство все равно будет их поддерживать. И крупнейшие банки страны тоже преимущественно государственные. В итоге государство фактически будет давать само себе безвозвратные займы или кредиты, расплата по которым может растянуться на неопределенный срок.

При таком раскладе теряющие платежеспособность госкомпании будут подрывать устойчивость госбанков, а государство должно выручать и тех, и других, чтобы не допустить социальных потрясений. Заимствования на внешних рынках для крупнейших российских компаний и банков пока возможны. Но и этот источник получения денег будет зависеть от состояния российской экономики и конкретных заемщиков.

В общем, экономика, в которой слишком много государства, где производятся преимущественно нефть, газ и морально устаревшее оружие, а основой бизнеса является доступ к казенным деньгам и их «прокрутка», оказалась в логичном тупике.

Рост потребительского кредитования в последние годы был главным локомотивом роста ВВП, потому что нефть и газ эти свои магические свойства оживлять российскую экономику уже утратили. Наращивать объемы потребкредитования прежними темпами в условиях обозначившейся тенденции к прекращению роста доходов населения государство боится — и правильно делает. Но и просто перенаправить кредитные потоки с граждан на предприятия не выход. Когда платежеспособность предприятий-заемщиков потенциально не выше, чем у простых россиян, берущих в долг, банкам от этого не легче. А если учесть, что в прошлый кризис 2008—2009 годов банкам и без того досталось немало непрофильных активов разорившихся корпоративных заемщиков, с которыми до сих пор непонятно, что делать, вряд ли кредитные организации хотели бы повторения такой истории.

Тут еще на горизонте маячит неизбежный рост просрочки за счет кредитов под строительство сооружений к чемпионату мира по футболу — 2018. При этом на потенциально неокупаемые восемь проектов Олимпиады в Сочи к 2014 году, по оценкам Внешэкономбанка, озвученным лично его главой Владимиром Дмитриевым, будет выдано займов на 170 млрд рублей. Естественно, под гарантии правительства. Но в реальности правительство вовсе не гарантирует, что банкам эти деньги когда-либо возвратят.

В общем, государство навело такой порядок в экономике, что впору, как в начале «лихих девяностых», говорить о необходимости радикальных экономических реформ. Времена не просто меняются, но иногда, оказывается, на новом витке истории еще и повторяются. Если вовремя не поменять их самим.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции