Сбербанк вчера сообщил о понижении ставок по коротким кредитам для юридических лиц, анонсировав понижение ставки по депозитам. По словам первого зампреда правления Сбербанка Максима Полетаева, корпоративные кредиты подешевели на 0,5 процентного пункта, а через неделю-две такое же уменьшение ожидает и ставку по депозитам населения, которая сейчас для вкладов сроком один год составляет от 6% годовых.

Мы, конечно, уже привыкли по поводу и без повода пенять на дороговизну кредитных ставок. У некоторых экспертов «чрезмерно высокие» ставки объясняют все беды российского государства и его обитателей — прямо средоточие вселенского зла. Кушать нечего — потому что банкиры зажрались. Надеть нечего — потому что лимит по карте слишком низкий. Ездить не на чем — кредиты дорогие. Жилищные условия не улучшаются — ставки по ипотеке запредельные. Зарплату не повышают — банк не захотел рефинансировать кредит компании на льготных условиях. Промышленность буксует — нет дешевых кредитов. ВВП не растет опять же из-за них. Что удивительно — банки ругают, но кредиты берут. Как те мыши, которые продолжали кушать кактус.

За последние десять лет (срок, в общем, мизерный) кредиты успели стать не только самой топовой темой в околобанковском информационном пространстве, вытеснив прошлого фаворита — депозиты населения, но и своего рода жупелом. Мало кто не успел за это время поучаствовать в кредитном буме (если верить некоторым исследованиям, в отдельных регионах посещаемость, как на выборах в южных республиках — чуть ли не стопроцентная). Лет семь-восемь назад журналисты начали увлеченно подсчитывать, когда же кредиты физлицам догонят депозиты по совокупному объему. По всему выходило, что в начале текущего десятилетия. Помнится, даже Путин задавал такой же вопрос Герману Грефу после его прихода в Сбербанк, указав на кратную разницу между двумя числами. Ответ был в том духе, что Сбербанк работает над устранением этой проблемы.

Сегодня мы видим, что вопрос гонки между депозитами и кредитами сродни парадоксу Зенона о бегущем Ахиллесе, который никак не может догнать вечно уползающую от него черепаху. Сегодня кредиты растут на 44% в годовом выражении, а депозиты — на 23%. Но в абсолютных цифрах все получается наоборот. С января совокупный объем банковских вкладов увеличился приблизительно на 1,7 трлн рублей — с 14,25 трлн до 15,95 трлн по состоянию на 1 сентября. За то же время объем кредитов физлицам вырос всего на 1,55 трлн рублей — с 7,74 трлн до 9,37 трлн. При этом уже полгода государственные органы говорят о перегретости рынка потребкредитования. Вчера в очередной раз директор сводного департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Олег Засов заявил, что рост розничного банковского кредитования в ближайшие три года должен оставаться на уровне 20% в год — соответствующие цифры министерство заложило в прогноз до 2016 года.

Так и хочется заорать: «Отдайте народу его деньги!» Да, у нас высокие ставки по кредитам — выше, чем в Европе. Но у нас выше и ставки по вкладам, а система страхования у нас вообще самая передовая и социально ориентированная в мире. При том что, как нас уверяют некоторые эксперты, все население скоро пойдет по миру из-за непомерных долгов (прихватив с собой банки с неразумным риск-менеджментом), в тех же банках то же население держит вдвое больше денег, чем оно этим банкам должно. Не удивительно ли?

А хочется между тем дожить до паритета, а потом понаблюдать, как банки отдают населению больше, чем привлекают. Только вряд ли мы это увидим. Что в СССР, что в России участь накоплений населения — обеспечивать рост промышленности. Соответственно, долг населения — нести деньги в банки под 6% (вернее, уже скоро под 5,5%), а брать вдвое меньше под 12—15%. И ведь понесут. Молодые и умные — потому, что в Европе за эти деньги дадут только 1—2%, а пенсионеры — потому, что пенсии не попали под бюджетный маневр, да и куда еще нести, как не в «Сбер». Половина этих денег вернется родственникам бережливых, чтобы обеспечивать потребительский спрос и рост экономики. Вторая половина уйдет крупным заемщикам.

У нас лучшая банковская система. Мне очень хочется в это верить.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции