Ни как вид бизнеса, ни как способ самоутверждения банки в обозримом будущем не смогут сыграть такую роль, какую играли в «сытые нулевые». Просто потому, что подобной «сытости» в стране в горизонте 5—10 лет не предвидится. Новым банкам просто неоткуда будет брать деньги, а на кредитование очередных Олимпиад в субтропиках или чемпионатов мира по водным видам спорта в пустынях достаточно госбанков и госкорпорации под названием ВЭБ.

Министр экономического развития России Алексей Улюкаев заявил о необходимости возобновления дискуссии о повышении минимального размера уставного капитала банков до 1 млрд рублей. «Считаю правильным вернуться к дискуссии о повышении требования минимального размера уставного капитала банков. Мне кажется, цифра по крайней мере в 1 миллиард рублей разумна», — сказал Улюкаев на инвестиционном форуме «Сочи-2013». Сейчас минимальный размер уставного капитала вновь регистрируемого банка составляет 300 млн рублей.

Фактически Улюкаев говорит о мере, которая помогла бы государству избавиться от множества мелких банков и существенно затруднить создание новых. Причем на фоне очевидно растущего давления на «малышей», в частности, путем искусственного ограничения ставок по розничным займам, чем активно занялся Центробанк с приходом Эльвиры Набиуллиной.

Казалось бы, что нового в этих словах Улюкаева? Дискуссия об увеличении минимального размера уставного капитала банков неоднократно возникала и затухала. А про необходимость сокращения числа кредитных организаций сменяющие друг друга монетарные власти России и вовсе твердят лет двадцать. Поначалу на фоне этих разговоров банков становилось только больше — прямо как чиновников, когда под видом их сокращения Россия побила даже советские рекорды по количеству госслужащих. Однако в последние годы количество банков действительно уменьшается — не радикально, конечно. В частности, за 2012 год число зарегистрированных кредитных организаций в России сократилось в 2012 году на 18 и к 1 января 2013 года составило 1 094. Число действующих кредитных организаций уменьшилось за прошлый год на 22 и составляло к 1 января 2013 года 897 банков и 59 небанковских кредитных организаций. Процесс идет и сейчас: в августе 2013 года количество действующих в РФ кредитных организаций сократилось до 947, из них банков — 885, НКО — 62.

Тем не менее еще никогда любые прямые или косвенные предложения уменьшить число банков не были так близки к рыночной истине. Все годы существования постсоветской России денег в стране становилось все больше и больше, даже в 1990-е. Их становилось больше и в экономике с ростом ВВП, и у населения. Однако к началу второго десятилетия ХХI века деньги населения остались практически единственным ресурсом развития подавляющего большинства российских банков. При этом в обозримом будущем в нашей передавленной государством нефтегазовой экономике денежные реки начнут мелеть, что, в принципе, уже происходит. Тут даже можно оставить за скобками возросшую финансовую грамотность населения — финансовое пирамидостроительство в России, конечно, возможно и сейчас, но с куда меньшим размахом и успехом, чем лет 10—15 назад, когда бывшие советские люди только знакомились с рыночной экономикой. Для новых банков просто нет достаточной материальной базы. Более того, она начинает исчезать для многих действующих.

Между тем количество банков, как и качество банковской системы, — вполне корректный показатель экономической мощи страны. В тех же США, стране, где по-прежнему больше всего денег в мире, на начало 2013 года было 1 933 национальных банка и 5 430 банков штатов — итого 7 363, в восемь раз больше, чем в России. Забавно, что если мы сравним ВВП России и ВВП США за 2012 год (по данным МВФ), разница тоже будет примерно один к восьми.

В этой связи будет любопытно посмотреть, согласятся ли российские власти в условиях сокращения инвестиций в экономику допустить полноценное участие на нашем финансовом рынке иностранных банков. В июле этого года китайская англоязычная газета South China Morning Post опубликовала вполне сенсационный текст о том, что премьер-министр Китая Ли Кэцян утвердил план, позволяющий иностранным банкам напрямую открывать свои дочерние компании в новой зоне свободной торговли Шанхая, чтобы ускорить процесс открытия сектора финансовых услуг для мировых игроков. Шанхай хочет стать международным финансовым центром, каким вроде бы все еще мечтает быть и Москва. Но китайцы готовы ради этого разрешить иностранным банкам напрямую открывать офисы в зоне свободной торговли в новом районе Пудун. Им также позволят основывать совместные банки с китайскими партнерами, как с государственной поддержкой, так и с частниками. Более того, иностранный партнер сможет владеть большинством акций совместных банков.

Так что сокращение количества банков не такое однозначное благо для страны, как может показаться.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции