Мой особенно любимый в последние годы тезис, вынесенный в заголовок, на днях получил еще одно блестящее подтверждение. Даже двойное: с одной стороны, в очередной раз выяснилось, что верить-таки нельзя никому, с другой — что, в общем-то, никто уже и не верит. Точнее, даже если и верит, то внимания не обращает.

Речь о недавнем конфузе с внешним долгом Испании. Правительство этой страны выпустило прогноз, согласно которому внешний долг вырастет к концу следующего года до 99,8% ВВП. Прогноз не удивил аналитиков: на конец 2011-го долг составлял 68,5% ВВП, годом позже — 85,9% (рост на 17,4 процентного пункта), а на конец 2013-го он должен подняться до 94,2% ВВП (рост на 8,3 п. п.). Соответственно, прогнозируемая прибавка в 5,6 п. п. выглядела вполне реальной целью. Однако через четыре дня Министерство экономики Испании сообщило, что ошиблось: настоящий прогноз по долгу на конец 2014 года — 98,9% ВВП. При этом ошибка объясняется не сложностями подсчета долга, ВВП или других показателей, а банальной опечаткой: исполнитель, готовивший пресс-релиз о прогнозе, неправильно нажал клавиши на клавиатуре, из-за чего 98,9% превратились в 99,8%.

С одной стороны, мелочь — всего какие-то 0,9 п. п. Но не будем забывать, что эти проценты считаются от размера всей экономики одной из крупнейших стран Европы. В результате, как подсчитали журналисты, легким движением руки безвестный рядовой сотрудник Министерства экономики едва не увеличил госдолг Испании на 10 млрд евро — примерно таков абсолютный размер этих долей процента. Можно посчитать и более правильно: 0,9 п. п. составляют почти пятую часть от всего запланированного годового увеличения размера долга Испании. Это уже намного серьезнее, чем какие-то доли процента.

В былые времена неожиданный рост прогноза увеличения госдолга или неожиданный пересмотр сделанного ранее прогноза на 20% в ту или иную сторону могли бы вызвать серьезные волнения на рынках и уж наверняка стали бы поводом для массы аналитических публикаций. А инвесторы сделали бы важные выводы с точки зрения судьбы своих вложений. Сейчас же первую часть конфуза никто просто не заметил, а по поводу второй появилось несколько ироничных публикаций. Десять миллиардов евро сюда, десять туда — кого это волнует? Все прекрасно понимают, что если исторические статистические данные регулярно и очень серьезно пересматриваются (чем особенно любят развлекаться американцы), то что уж говорить о прогнозах и обещаниях правительств. Тем более что сегодня это — правительство, а завтра — кучка отставников.

Примерно то же самое происходит и с ситуацией вокруг вероятного дефолта США. Делаются какие-то заявления, прогнозы, выходят тонны аналитических исследований разной степени анекдотичности, даются интервью — а рынки на это практически не реагируют. Американские фондовые индексы чувствуют себя довольно неплохо, доходность по облигациям США чуть подросла, но никакой катастрофы, судя по ставкам, не ожидается, в остальном мире тоже все более или менее привычно и понятно.

Правительства что-то говорят и публикуют какие-то данные, аналитики эти слова и данные как-то обсуждают и комментируют, отдельные отсталые инвесторы и просто интересующиеся экономикой люди эти обсуждения и комментарии читают и смотрят, но почти все задействованные в процессе, пожалуй, понимают, что это не более чем игра, отбывание номера, создание видимости бурной деятельности. 80% массово доступной информации (в том числе экономической) — прямая ложь; 80% оставшейся — искаженная правда; 80% того, что можно условно считать правдой, попросту бесполезный шум. А крохи полезной, актуальной и правдивой информации не имеют значения, потому что использовать ее, скорее всего, технически невозможно.

К сожалению, не все это пока понимают. На днях в Facebook одной ученой дамы-экономиста обсуждались некие слова министра финансов Силуанова. Дама удивилась экономической безграмотности этих слов, а один из комментаторов прямо заявил, что Силуанов — идиот. Впрочем, вскоре при моем участии выяснилось, что источником информации о заявлении министра служил телевизор, да и говорил эти слова не он сам, а журналист, который в меру своих скромных способностей пытался пересказать речь экономиста «в доступной зрителю форме». С понятным результатом. Тем не менее выводы были сделаны, оценки поставлены, удовлетворение от собственной крутизны получено.

Я не знаю, что сделали с человеком, который ошибся с долгом Испании. Скорее всего, немного поругали или просто укоризненно посмотрели. А я бы на месте министра экономики даже наградил бы этого находчивого чиновника, ведь благодаря ему какое-то количество журналистов написали не один материал про госдолг в 2014 году, а два (за два гонорара), а некоторых эта история сподвигла на сочинение колонки, что тоже полезно — как для автора, так и для экономики, ведь чем больше колонок, тем выше ВВП. Поверьте, это так.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции