Ограничивать наличные расчеты ради вывода экономики из тени — все равно что бороться с плесенью вместо сырости. И банкам от такой помощи государства их карточному бизнесу лучше не будет.

Министерство финансов продолжает «упорствовать в ереси». Оно подготовило к внесению в правительство новую версию законопроекта об ограничении наличных платежей. По замыслу финансового ведомства, закон должен вступить в силу уже с 1 января 2014 года. Хотя рассказавший журналистам об этой инициативе заместитель министра финансов Алексей Моисеев допускает, что сроки могут сдвинуться. Сначала будут запрещены наличные платежи на сумму свыше 600 тыс. рублей, а с 2016 года — свыше 300 тыс. Более того, Минфин предлагает ввести штрафные санкции для нарушителей в размере суммы, превышающей запретную. Скажем, если в стране нельзя платить налом ни за какую услугу или товар свыше 300 тыс. рублей, а вы заплатили 500 тыс. — тогда с продавца будет взиматься штраф в размере 200 тыс. рублей.

Сейчас в России (на мой взгляд — к счастью, а на взгляд Минфина — к сожалению) нет ограничений на наличные операции с участием физических лиц. А компаниям можно рассчитываться налом между собой по договорам только в пределах 100 тыс. рублей. Первую версию закона об ограничении наличных платежей для граждан Минфин разработал в 2012 году. По сравнению с той версией в новой предельная сумма наличного оборота будет определяться непосредственно законом, а не ЦБ.

Главными пострадавшими от нового закона в случае его принятия станут предприятия сферы торговли и услуг. Главными бенефициарами — банки, карточный бизнес которых государство таким образом невольно поддержит. Авторы закона искренне считают, что, ограничив наличный оборот, помогут вывести экономику из тени, поскольку именно многие предприятия малого и среднего бизнеса, продающие за нал товары и услуги, таким способом уклоняются от налогов.

С этим законом получается история, очень похожая на ту, которую когда-то с присущей ему почти черномырдинской афористичностью описал губернатор Кемеровской области Аман Тулеев: «Когда я был стрелочником, думал: какой дурак начальник станции. Потом я стал начальником станции…» Вся буча вокруг наличных расчетов в России началась с письма главы Сбербанка Германа Грефа тогда еще премьеру Владимиру Путину в 2011 году. Греф предложил бывшему и будущему президенту России ограничить хождение наличных денег, поскольку из-за высокого уровня нала в экономике государство якобы недополучает 8% ВВП.

Но Герман Греф, как известно, не сразу стал «начальником станции» (читай: главой Сбербанка). До этого он долгое время работал министром экономического развития. Причем его ведомство постоянно щеголяло целыми пакетами придуманных там законопроектов, которые должны были до предела облегчить жизнь малому и среднему бизнесу. Тогда Греф не думал, что уход некрупного торгового бизнеса в тень происходит из-за большого количества наличных денег. И был как-то ближе к истине: поборы местных властей, громоздкая процедура регистрации, «каратели» из Санэпидемнадзора и налоговой, дороговизна подключения и недоступность коммуникаций — вот главные причины нежелания мелких предпринимателей иметь дело с безналичными платежами и честно платить налоги государству, держащему руки у них на горле, как Отелло на шее Дездемоны. В итоге открыть и вести свой бизнес в России сейчас еще тяжелее, чем 15 лет назад.

Конечно, банкам хотелось бы, чтобы карточки принимали в самых отдаленных уголках страны. Но тогда уж не надо противиться пресловутой 9-й статье закона о национальной платежной системе в той редакции, что предписывает банкам немедленно возвращать незаконно списанные с карточек деньги клиентам без судебных разбирательств. Хотите, чтобы у всех россиян, включая глубоких стариков в медвежьих углах, были банковские карточки — будьте добры обеспечить безопасность платежей. Черный безнал, не санкционированное клиентом списание его денег с карты — ничуть не лучше ни для людей, ни для экономики, чем черный нал. К тому же нетрудно догадаться, что если запретить покупать что-то за наличные на сумму свыше 300 тыс. рублей, то покупку легко провести за два платежа по 150 тыс. Или за четыре — по 75 тыс. В Минфине ведь должны знать арифметику на уровне третьего класса средней школы.

Мы опять боремся со следствием, а не с причиной. Не черный нал, а бизнес-климат в стране вынуждает предприятия уходить в тень. Никто не мешает государству принимать меры по развитию безналичных платежей. Если бизнесу это будет действительно выгодно, банковские карты у вас начнут принимать в любом месте России. Только не надо при этом силой ограничивать наличные расчеты: пока есть сырость, плесень никуда не денется, как ее ни соскребай.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции