В субботу доблестные питерские полицейские задержали в Пулковском аэропорту группу узбекских фальшивомонетчиков, «заразивших» банкоматы крупных российских банков поддельными пятитысячными банкнотами. За несколько дней негодяи сумели одурачить банки на сумму более 16 млн рублей. При этом качество подделок было невысоко — их печатали на струйном принтере, а необходимые степени защиты, в частности металлизированную ленту, вклеивали вручную.

В самом начале истории с поддельными купюрами меня удивили три вещи. Во-первых, банки свободно, никого и ничего не опасаясь, распространили по открытым источникам (и даже в СМИ) информацию о том, что их банкоматы с функцией cash-in перестают принимать пятитысячные купюры из-за того, что в последнее время участились случаи внесения фальшивых банкнот. Тот же Сбербанк, который одним из первых «поднял волну», обычно известен среди журналистов тем, что на все запросы или «молчит как партизан», или сваливает все на «технические причины». Здесь же с самого начала банки не только честно сообщили об отказе принимать пятитысячные купюры (а могли сделать это втихомолку), но и объяснили причины — «в связи с участившимися случаями появления на рынке фальшивых купюр высокого качества».

Опасение раскрыть правдивую информацию часто действительно оправданно — как показывает практика, клиенты банков весьма трепетно относятся к любого рода негативу, исходящему из кредитной организации или с ней связанному. Потому банки еще с прошлого века научились «дуть на воду» в части информационной политики. Достаточно вспомнить, как в 2004 году, например, когда на банковском рынке разразился полноценный кризис, который не смогли пережить несколько крупных банков (в частности, Содбизнесбанк и Гута-Банк), банкиры очень долго не желали называть случившееся кризисом, предпочитая более мягкий термин «кризис доверия». Под горячую руку попали и журналисты — за то, что якобы неправильно освещали действия вкладчиков, позволив кризису «выйти на улицу». Но это дело уже прошлое.

В этот же раз еще больше, чем банки, удивили граждане своей реакцией. Вернее, почти полным отсутствием этой реакции. Сбербанк, Банк Москвы, ВТБ 24 и Альфа-Банк перестали принимать в банкоматы крупные купюры, но при этом не было заметно ни очередей за тысячными купюрами, ни какого-то напряжения в глазах кассиров, принимавших к оплате красные банкноты, ни объявлений в магазинах, извещавших об отказе принимать подозрительные деньги.

Думаю, что если бы соответствующее объявление было сделано лет десять назад, то население на всякий случай побежало бы в обменные пункты, чтобы конвертировать всю рублевую наличность в твердую валюту. Здесь же ничего подобного не произошло. То ли все поверили тому, что визуально поддельные банкноты невозможно спутать с подлинными, то ли тому, что ситуация под контролем и скоро банки не только внесут необходимые изменения в программное обеспечение банкоматов, но и поймают всех злоумышленников.

Ну а уж как правоохранительные органы удивили — это вообще ни в сказке сказать. Всех вычислили и повязали, как в хорошем детективе. А заодно и национальной гордости потрафили — в том смысле, что не зря нам последние годы твердят о внешней угрозе, ох не зря…

В Сбербанке уже сообщили, что планируют возобновить прием пятитысячных купюр с 21 октября. У кого они есть, тот может их попробовать сдать. Главное теперь — чтобы перенастройка оборудования не закончилась тем, что банкоматы откажутся принимать уже настоящие купюры. Потому что, если кто помнит, когда функция cash-in только появилась на российских просторах, автоматы принимали далеко не каждую банкноту именно из-за слишком точной настройки. Помятые или слишком новые бумажки могли не пройти. Потом «гайки раскрутили», и все стало хорошо. Теперь, видимо, опять закручивать будут.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции