Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) сообщила, что Швейцария подписала конвенцию об административной взаимопомощи в области налоговой политики. Проще говоря, альпийские банкиры окончательно сдали позиции в области банковской тайны и теперь будут раскрывать сведения о вкладчиках так же легко и просто, как и остальные развитые страны.

Формально у властей и банков Швейцарии остаются небольшие возможности по затягиванию и заматыванию запросов на раскрытие информации о депозитах от налоговых органов других стран, но на практике это уже не имеет значения: данные все равно будут раскрываться, а после вступления в силу следующих соглашений (что неизбежно) обмен информацией будет происходить в автоматическом режиме. Это означает, что в октябре 2013 года закончилась эпоха швейцарской банковской тайны, а один из символов этой страны прекратил свое существование.

Сложно представить, какими средствами Евросоюз и США выкручивали руки швейцарцам, но война «цивилизованного мира» (иначе говоря, умеющих только распределять чужие деньги чиновников) против оплота реального капитализма (то есть, в конечном итоге, зарабатывающих деньги предпринимателей), начавшаяся в 2009 году, закончилась полной победой первых.

Впрочем, если рассматривать ситуацию с точки зрения либеральной (в классическом значении этого слова) логики, то любое ограничение свободы — это не проблема, а возможность. В данном случае «закрытие» Швейцарии — шанс для других стран на получение части капиталов, которые, очевидно, будут покидать ставшие не слишком безопасными и гостеприимными Альпы. Часть средств уже ушла — атака на Швейцарию с постепенной сдачей позиций продолжается уже несколько лет, — но самые терпеливые и консервативные вкладчики, скорее всего, только сейчас принимают решение, куда направить свои сбережения.

Кто может претендовать на кусок швейцарского денежного пирога? Лихтенштейн и Люксембург сдались раньше Швейцарии, и в Европе, пожалуй, уже вообще не осталось мест, где можно не опасаться за свои деньги. Постепенно прогибается под давлением Штатов и Евросоюза Сингапур, хотя и раньше банковская тайна в этом азиатском государстве поддерживалась в обмен на очень жесткие проверки происхождения поступающего на местные счета капитала. С традиционными офшорами иметь дело все сложнее: банковские регуляторы во многих странах тщательно отслеживают операции с карибскими и британскими островками.

По большому счету шанс для превращения в «финансовый центр» есть только у стран, не боящихся идти на открытое противостояние с США и ЕС, у стран, которые и без того считаются «изгоями» в приличном международном сообществе. Но у этих государств есть общая проблема — эксцентричное и часто неадекватное руководство, способное предпринимать неожиданные и недружественные по отношению к инвесторам шаги. Примеры очевидны: Иран, Северная Корея, Венесуэла. Доверять деньги коммунистическим или религиозным фанатикам, мягко говоря, не хочется.

Похоже, в мире рождается заметный спрос на появление независимого от Запада, но адекватного в экономической политике государства, способного гарантировать и обеспечить сохранность и анонимность капиталов международных богачей. Кто первым выйдет на этот огромный рынок и докажет, что в состоянии исполнять обещания, тот получит очень хороший результат. Понятно, что доверие зарабатывается десятилетиями и даже веками, но в наше время все происходит намного быстрее, чем раньше, в том числе это касается и зарабатывания доверия.

Первые претенденты на роль «новой Швейцарии» появились, но удачными вариантами их назвать сложно. Недавно президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер объявила «амнистию» для зарубежных капиталов в твердой валюте, приходящих на счета в аргентинских банках. Мол, вы только заводите деньги, а мы никаких вопросов об их происхождении задавать не будем. Однако доверять популистке социалистического толка сложно: ей ничего не стоит через какое-то время принять решение о национализации таких вкладов в интересах «аргентинского народа», что регулярно происходит в этой стране с частными предприятиями, принадлежащими иностранцам.

Как ни странно, неплохим претендентом на роль «всемирной прачечной» могла бы стать Белоруссия — европейское государство с необычным, но явно неглупым лидером, стабильной властью и достаточно образованным для обслуживания финансовых потоков богачей населением. Эксцентричность президента Лукашенко — негативный фактор, но ради высокой цели и он мог бы, пожалуй, добавить себе солидности и за несколько лет исправить имидж на более подходящий. А развитие пока отсталой финансовой системы Белоруссии — вопрос технический. Кстати, страна имеет стратегически выгодное положение моста между Европой и Азией (которая в реальности начинается вовсе не на Урале), то есть может одинаково адекватно и успешно работать как с европейскими, так и с российскими клиентами. А хорошие контакты Белоруссии с Китаем, активно развиваемые в последние годы, — это шанс привлечь азиатский капитал и финансовые технологии.

Мы живем в крайне интересное время: у нас на глазах принципиально меняется экономический ландшафт, а незыблемые, казалось бы, традиции превращаются в исторические курьезы. Государственный долг США перестает быть абсолютно надежным объектом инвестиций, золото почти забыто, швейцарские боевые гномы пасуют перед унылыми заморскими чиновниками, русские богачи захватывают Лондон и играют все большую роль в мировых финансах, Европа превращается в единое социалистическо-бюрократическое государство с печальными перспективами. Почему бы и небольшим, но гордым государствам не найти свое место в новом, еще только формирующемся мире?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции