Зачем банкам нужны деньги российских граждан — понятно. Средства населения один из важнейших источников фондирования для кредитных организаций. А для некоторых банков вообще единственный. Зачем россиянам нужны деньги банков, тоже догадаться нетрудно. Наши люди постепенно освоили иностранную привычку жить в долг и часто берут кредиты даже тогда, когда без них реально можно обойтись. Причем так вошли во вкус, что уже Центробанк начал бить тревогу по поводу чрезмерной закредитованности соотечественников.

А вот ответить на вопрос, надо ли россиянам хранить свои деньги в отечественных банках в условиях нарастающей экономической нестабильности, на первый взгляд, не так просто. Тем не менее и здесь ответ утвердительный.

Для населения банковские депозиты, несмотря на все очевидные экономические риски, до сих пор один из немногих, если не единственный способ гарантированно сохранить и даже увеличить свои сбережения. В последние годы ставки по вкладам, как бы они ни снижались, все равно остаются значительно выше инфляции. Тем более что инфляция в стране замедляется. Причем в случае долгосрочной рецессии спрос будет падать, и темпы роста цен — вместе с ним. К тому же, чтобы хоть как-то разбудить спящую экономику, государство замораживает тарифы естественных монополий. Так что ставки по депозитам окажутся выше темпов роста цен практически при любом сценарии развития российской экономики в среднесрочной перспективе. А рассчитывать на то, что банки в большинстве своем найдут более дешевый способ фондирования, не приходится.

Вообще, банковские вклады — пока единственный финансовый инструмент в России, которому люди еще доверяют. Пропаганда инвестирования в другие инструменты с треском провалилась. По большому счету ничего не получилось с коллективными инвестициями: паевые инвестиционные фонды десять лет назад были многообещающим рынком, но за это время явно не оправдали ожиданий. «Народные» IPO еще долго будут сниться их участникам в страшных снах. По крайней мере, когда перед президентскими выборами было принято беспрецедентное и нерыночное по своей сути решение выкупить акции ВТБ у «народных» участников IPO по номиналу, этим правом воспользовались почти 75 тыс. россиян.

Доверие к финансовой системе подрывают и бурные события последних месяцев вокруг пенсионной реформы. Фактически «ползучий» отказ от накопительных пенсий, неожиданное решение властей забрать деньги у негосударственных пенсионных фондов в госкорпорацию «Внешэкономбанк» до создания фонда гарантирования пенсионных накоплений (пока неясно, каким он будет и будет ли вообще) — все это заставляет будущих пенсионеров вообще рассчитывать на жизнь без пособий по старости. И уж точно лишает НПФ статуса надежных инструментов вложения денег в глазах населения.

На этом фоне банки остаются самым надежным институтом. Гарантированно можно заработать, отнеся в любой банк из входящих в систему страхования вкладов, до 700 тыс. рублей. Ведь в отличие от пенсионной системы, где логика гарантирования накоплений пока непонятна, в банковском бизнесе ССВ пока работает надежно. Даже, может быть, слишком надежно, избавляя людей от естественной личной ответственности за размещение своих сбережений. ССВ пока ни разу не давала сбоев и даст их только в случае совсем уж глобальных экономических потрясений, когда сбережения граждан не спасет уже ничто. В обозримой перспективе такая полная катастрофа в российской экономике все-таки не просматривается.

В общем, как ни крути, банковские депозиты — единственный способ для рядовых российских граждан заработать деньги на финансовом рынке, практически ничем не рискуя и не особо задумываясь.

Все вышеизложенное не значит, что государство не должно создавать других эффективных финансовых инструментов и помогать деньгам населения лучше работать на благо экономики. Но пока банковский депозит выгоднее, чем хранение денег в домашней кубышке или их размещение в акциях любых российских компаний. Про депозиты в иностранных банках мы в данном случае не говорим — для страны, три четверти населения которой никогда не бывали за границей, эта проблема не слишком актуальна.