Говорят, что коммерческие банки экономят на оборудовании банкоматов устройствами для проверки всех признаков подлинности купюр. ЦБ и Гознак стараются, вводят все новые элементы защиты, а толку-то, если банкоматы, оборудованные cash-in, проверяют лишь один-два элемента, а фальшивки глотают. Так говорят. Но на пятитысячных банкнотах попались не какие-то коммерческие банки. Проблемы были у Сбербанка, который, вероятно, ни на чем таком не экономил. И потому, что деньги у него есть, и в силу своей социальной ответственности. Пока просто отметим этот факт.

Далее. Говорят, что Сбербанк приостановил прием купюр после того, как на рынке появились фальшивые деньги пятитысячного номинала очень высокого качества. Но, если верить полиции, в итоге взяли каких-то гастарбайтеров, которые просто бумажки ксерили. То, что в деле замешан ксерокс, объясняет вроде бы, почему фальшивок сыскалось так много. Сам Герман Греф, глава правления Сбербанка, говорил, что в банк поступило несколько миллионов таких купюр. Но ведь концы-то не сходятся. Так все же какие подделки были — высокотехнологические или те, что делали гастарбайтеры на ксероксе?

Можете кидать в меня использованными картриджами, но мне вся эта история кажется чрезвычайно странной. И напоминает ситуации, когда одно государство, воюя с другим, подрывает его экономику, выпуская фальшивые деньги. Так делали еще польские интервенты в XVII веке, подделывая русские проволочные копейки — благо подделать их было несложно, и сегодня нумизматы выявляют фальшивки лишь по отсутствию штемпельных связей поддельных монет с теми, что заведомо изготавливались на легальных монетных дворах. Так делала Россия, когда воевала с Османской империей. Так, в конце концов, поступали фашисты. Прием, старый как мир. Но сегодня вроде бы нет никакой войны?

Между государствами — конечно, нет. Но между хозяйствующими субъектами война идет постоянно. Чаще всего она принимает вполне себе цивилизованные формы. И у меня есть гипотеза. Гипотеза заключается в том, что Сбербанк пал жертвой нападения со стороны конкурентов. Как Россия в пору польской интервенции в XVII столетии.

Эта гипотеза слаба на доказательства, но ее пока не стоит сбрасывать со счетов, потому что она все непринужденно объясняет. Массированной атаке фальшивыми деньгами подвергся именно Сбербанк. Те, кто это задумал, знали особенности распознавания денег в банкоматах Сбербанка. Они сделали фальшивки именно такими, чтобы легко обходить cash-in Сбербанка. При этом о внешнем сходстве с нормальной купюрой можно уже не задумываться — именно поэтому многие отмечают, что в магазины такую банкноту не сдашь. Полиция взяла первых попавшихся гастарбайтеров. Это вполне себе безопасно, после Бирюлево гастарбайтера можно взять за что угодно безо всяких на то оснований, общество это поддержит, а уж доказательная база в процессе появится. Настоящие организаторы этого дела не будут взяты полицией никогда просто потому, что полиция к ним не сможет и, главное, не захочет подступиться.

Итог понятен — репутационный ущерб для Сбербанка. Социальные сети пестрели выкриками не слишком образованных, но очень громких товарищей: «Банк друзей, что ты творишь?!» А «банк друзей» тем временем не знал, что ответить, потому что Греф-то заказчиков знает. Но никогда их не назовет. А в самом деле, кто это мог бы быть?

Как в старой комедии, «им мог быть кто угодно: негр с пистолетом, любовник-гомосексуалист»… На самом деле не кто угодно, конечно, — госбанкам вроде ВТБ такая атака не нужна и даже вредна. Я бы предположил, что против Сбербанка сплотились малые коммерческие банки. Но я знаю, что в России мало кто может в принципе «сплотиться». Тогда остается одно: некий, условно, Урин, пострадавший от действий регулятора, но не настолько, чтобы оказаться в розыске или за решеткой, и вымещающий злобу на Системе. Которую олицетворяет в том числе Сбербанк. Если опять же предположить, что этому условному Урину лично Сбербанк что-то нехорошее сделал, все сойдется.

Даже если гипотеза не верна (спорим, мы правду никогда не узнаем), зацените размах моего криминального и извращенного ума. В самом деле, нанести крупнейшему банку страны мощный удар можно и вот таким способом. Так или иначе, найдено еще одно слабое место в обороне. «Валить» можно и через СМС, как мы об этом недавно узнали, и через ксерокс.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции