С 1 ноября Сбербанк начинает кредитовать приобретение сельскохозяйственных животных. Новые кредиты крупнейшего банка страны можно будет потратить на закупку крупного и мелкого рогатого скота, лошадей и свиней. Кроме того, заемными деньгами разрешат финансировать оформление документации, таможенные расходы, транспортировку, карантин или страхование животных. Сами животные попадут в залог «Сберу» на срок от пяти до десяти лет в зависимости от вида скота.

Мне уже приходилось радоваться вместе с вами на портале Банки.ру тому, что Сбербанк создает торговый дом с Федеральной службой исполнения наказаний и будет торговать продукцией, которую производят в наших не вполне свободных и не совсем экономических зонах. Так почему бы ему еще и покупку животных не кредитовать? Кто сказал, что слон свинье не товарищ?

Забавна не эта совершенная до одури всеядность бизнеса Сбербанка, который и швец, и жнец, и на дуде игрец. Просто в то самое время, когда он торжественно объявляет о начале выдачи кредитов аграриям на покупку коров и овец, профильный Россельхозбанк активно клянчит деньги у государства. Сначала председатель правления этой замечательной кредитной организации Дмитрий Патрушев, сын бывшего главы ФСБ, а ныне секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, просил, чтобы Россельхозбанк ни в коем случае не приватизировали и превратили в госкорпорацию. Государственные корпорации по российским законам дают поистине чудесную возможность вести совершенно частный бизнес на абсолютно государственные деньги при полном отсутствии внятных механизмов контроля за расходами.

Госкорпорацией этот банк пока не сделали. Зато президент России, если верить газете «Ведомости» (сама история, судя по тому, что у нас обычно происходит с бизнесами детей петербургской чекистской знати, очень похожа на правду), поручил правительству разобраться с нехваткой капитала и долгами РСХБ. Факт наличия президентского поручения «проработать вопрос о докапитализации банка и расчистке его баланса от плохих активов» подтвердила пресс-секретарь премьер-министра Наталья Тимакова.

За последние пять лет (включая кризис 2008—2009 годов) государство вложило в капитал РСХБ 106,8 млрд рублей. Но Дмитрий Патрушев в ходе личной встречи с Путиным (много ли вообще банкиров у нас встречаются с Путиным один на один?) попросил еще денег. Просьбу объяснил так: Россельхозбанк пострадал из-за недавних стихийных бедствий, которые подкосили аграриев, и те не смогли выплачивать кредиты. Вообще, конечно, еще с советских времен известно, что наше сельское хозяйство ежегодно настигают четыре стихийных бедствия: осень, зима, лето и весна. Но по долгу своей работы в разные годы я довольно много общался с людьми, знающими ситуацию в отечественном сельском хозяйстве. И все они сходились во мнении, что кредита в Россельхозбанке агарному предприятию любой формы собственности не допроситься.

Если же говорить о «недавних стихийных бедствиях» всерьез, вспоминается только страшное наводнение на Дальнем Востоке. Но Дальний Восток ни разу не житница России. Да и о каких-то грандиозных предприятиях животноводства в этом регионе до сих пор слышно не было. Разве что кучу денег у Россельхозбанка заняла широко известная в стране и мире дальневосточная рыбная мафия.

Кому же РСХБ раздал кредиты, что ему не хватило более 100 млрд казенных рублей, полученных за пять лет? Зачем Сбербанку кредитовать покупку коров, лошадей и свиней? Почему в России не действует принцип знаменитого анекдота про еврея, торговавшего кукурузой возле банка и на просьбу соседа дать в долг отвечавшего, что у них с банком договор: «Я не даю в долг, а банк не торгует кукурузой!»?

Ответов на эти вопросы мы, скорее всего, не узнаем. Но зато Россельхозбанку, видимо, в очередной раз помогут деньгами российских налогоплательщиков. Как другому банку — госкорпорации «ВЭБ» — помогли пенсионными накоплениями россиян, наивно пожелавших доверить эти деньги негосударственным фондам.

Госбанки в России — такие забавные животные: сколько их ни корми, все в государственный карман смотрят. Да и как не смотреть — там ведь работают важные люди, дети еще более важных людей. А детей, как известно, надо кормить особенно хорошо.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции