В России в ближайшие 20 лет не будет международного финансового центра и сколько-нибудь значимой для мира банковской системы. Не будет нанотехнологий, хорошей медицины и современного образования. Даже нормальных армии и флота, на которые государство собирается потратить триллионы рублей. В России будут нефть, газ и ничего, кроме нефти и газа.

«Пока в России есть нефть, в Милане есть я», — поет DJ Вobina, изображая гламурную красавицу, предположительно любовницу олигарха, если додумать биографию героини по теории Станиславского. «Я люблю нефть», — кокетливо сообщает городу и миру девушка, расплачиваясь черной густой жидкостью за очередные дорогие сумочки и «брюлики». Веселая песенка «Нефть», совместное творение трех модных диджеев и трех резидентов Comedy Club, которую постоянно крутят по всем российским музыкальным телеканалам, оказалась печальным саундтреком к видам правительства на развитие российской экономики до 2030 года.

DJ Улюкаев со своей группой «Министерство экономического развития» выпустил на днях новый долгосрочный прогноз развития страны до 2030 года. Это ремикс прогноза, сделанного весной. На сей раз все гораздо печальнее. Все цифровые показатели ухудшены, а за основу взят инерционный сценарий развития страны.

По оценкам правительства в лице Минэкономразвития, ВВП России в ближайшие 17 лет будет расти в среднем по 2,5% в год, что ниже темпов роста глобальной экономики. Хотя этот год стал первым с начала века, когда Россия отстает от среднемировых темпов роста. Доля нашей страны в мировом ВВП уменьшится с 4% в 2012 году до 3,4% в 2030-м.

Рост инвестиций в основной капитал, по оценке МЭР, замедлится примерно до 4,3% в год, промышленность будет расти всего на 2% в год, а о притоке капитала вообще можно забыть. В лучшем случае удастся уменьшить его отток. Впрочем, это произойдет, если в стране станет реально меньше денег — просто нечему будет утекать.

Динамика заработной платы тоже скорректирована вниз: в среднем зарплата будет расти лишь на 3,6% в год при инфляции около 3,5%. Но если в экономике сохранятся существующие тенденции, реальные доходы населения начнут падать. Более раскованные в своих прогнозах эксперты Высшей школы экономики прямо пророчат России десять «тощих» лет после «сытых» нулевых. Все эти сытые годы мы: государство, банки, нефтяные компании, граждане — проспали и проели. Теперь придется просыпаться, чтобы найти, что поесть. Но Минэкономразвития не верит, что убаюканная мерным шелестом нефтедолларов страна способна проснуться. «Мы считаем, что это более реалистический подход, который позволяет учесть те риски, которые возникают», — объясняет маэстро Улюкаев выбор инерционного сценария развития страны на полтора десятилетия вперед. Мрачные перспективы экономики, по его словам, связаны с тем, что модель восстановительного роста себя исчерпала: «Теперь мы считаем, что в долгосрочной перспективе ситуация на внешних рынках и конъюнктура цен на сырье не смогут стать драйверами экономического роста».

То есть, сколько бы ни стоила теперь нефть в мире, шансы гламурных девушек попасть в Милан будут уменьшаться. Зато у их покровителей, олигархов-папиков, увеличатся шансы угодить в солнечный Магадан, потому что нефтедолларов не хватит даже на всех нынешних хозяев России, не говоря уже о рядовом населении. В общем, как сказал тот же Улюкаев на Московском экономическом форуме в начале осени, «министр экономического развития в стране есть, а экономического развития нет».

На этом фоне вполне логично прозвучала новость от свеженазначенного на место Улюкаева первого заместителя председателя ЦБ Ксении Юдаевой: ни один из почти 900 российских банков не вошел в список глобальных системно значимых финансовых институтов мира. Оно и понятно, ведь российские банки — это банки с нефтью и газом в стране, которая сдает одну экономическую высоту за другой. Банковская система в принципе не может быть катализатором экономического роста. Она — производная величина от общего уровня экономического развития страны. Кровеносная система, с которой принято сравнивать финансовую, конечно, питает сердце. Но для этого на генетическом уровне должен слаженно работать весь организм. Кровь еще нужно выработать, а деньги — заработать.

Впрочем, есть и хорошие новости. Еще никому и никогда в России не удавалось ничего точно предсказать на 17 лет вперед. Если в стране заведется живая политическая и социальная жизнь, появится атмосфера свободы, в которой только и возможна современная инновационная экономика, глядишь, Россия не превратится в нефтегазовую провинцию на задворках избавившегося от углеводородной зависимости мира. Тогда российские кредитные организации могут стать настоящими аккумуляторами развития, а не жестяными банками для хранения и распределения доходов от продажи нефти, газа и оружия.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.