На прошлой неделе в руках у меня оказалась новая стратегия развития Почты России, в которой снова рассказывалось об идее создания почтового банка. После неудачной попытки привлечь к сотрудничеству частные финучреждения Почта решила сделать все сама. И для этого она готова уже в следующем году купить какую-нибудь частную кредитную организацию.

Меня, честно говоря, поражает, с какой настойчивостью Почта возвращается к идее банка. Понятно, что происходит это не от хорошей жизни. Нынче продажа финансовых услуг приносит Почте в общем-то почти 40% ее выручки. А так как на профильном бизнесе она зарабатывать не умеет и, видимо, уже смирилась с мыслью, что не научится, менеджмент пытается придумать альтернативное чудо. Вероятно, в головах почтового руководства слово «банк» является синонимом мешка, набитого золотом. Эдакая золотая пилюля, которая в одночасье вылечит баланс Почты и сделает ее прибыльным предприятием. Главное, чтобы денег дали на его покупку. А там как развернемся…

Почтовики в своей стратегии размечтались до того, что пообещали за три года построить 3 тыс. отделений нового банка. Конечно, речь идет не о полноценных отделениях, а о мини-офисах в почтовых отделениях. Но даже чтобы 1 тыс. мини-офисов за год открыть, нужно работать с такой оперативностью, которой позавидовал бы каждый частный банк. В презентации сказано, что банковская точка будет занимать до 50 кв. м и иметь одно выделенное окно (в моем отделении из двух окон и так работает обычно только одно). Мини-офисы, как и в Лето Банке, не будут оборудованы кассой. Все операции с наличностью будут проводиться через банкомат и терминал по приему денег, так ненавидимые пожилыми клиентами Сбербанка. Кроме того, почтовый банк постарается быть очень клиентоориентированным: за счет системы двух экранов будет обеспечена полная прозрачность операций для клиента. Впрочем, я и сегодня без двух экранов вижу, как операционисты Почты мучаются с допотопными компьютерами, работающими, по-моему, еще в системе DOS.

На картинках в презентации в качестве примера технологичного офиса нового формата нарисованы отделения малайзийского банка Easy1. Отделения с виду действительно приветливые и дорого отремонтированные. Сложно даже представить, во сколько обошелся бы Почте евроремонт 3 тыс. офисов почтовых отделений, если, конечно, она собирается его делать.

Ведь почтовый банк планирует работать с массовым и нижнемассовым сегментом с доходом около 25 тыс. рублей в месяц, которому в общем-то ремонт в отделениях, как, впрочем, и сами банковские продукты, по-моему, особо не нужны.

В качестве преимущества бизнес-модели почтового банка в сравнении с такими конкурентами, как Сбербанк, Альфа-Банк, «Восточный Экспресс», указаны «прибыльность при низком среднем чеке за счет низкозатратной модели» и низкие затраты на обучение персонала за счет высокотехнологичной платформы. Т. е. замученные и, мягко говоря, неулыбчивые тетки на почте — это, оказывается, плюс в сравнении с вышколенными девочками «Альфы».

Не выстоят перед почтобанком и «конкуренты с похожими бизнес-моделями» («Русский Стандарт», «Хоум Кредит»), ведь у них нет такого бренда, вызывающего доверие, и «широкой сети отделений в местах с высокой проходимостью». Про проходимость закоулков, пожалуй, лучше промолчать.

В общем, к 2018 году почтовый банк планирует сделать своими клиентами 10% клиентов Почты, т. е. обслуживать с комфортом порядка 5,5—6 млн человек. Зарабатывать банк будет преимущественно на кредитовании (в 2018 году 59% его дохода будет от кредитных продуктов). Причем кредитовать свой по сути самый рисковый сегмент почтовый банк будет по ставкам на 1—2% ниже конкуренции, будучи готовым списывать около 9% «плохих» долгов.

Таким вот образом уже в 2018 году почтовый банк обещает заработать 16 млрд чистой прибыли. И надо-то на все про все каких-то там 30—40 млрд рублей капитальных инвестиций. А что? Ведь Россельхозбанку дают столько ежегодно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.