Ничего не хотелось говорить плохого про Сбербанк — ему и так достается в первую очередь по любым поводам. Случись что в банковской системе — в первую очередь страдает именно «Сбер». Это объективный процесс — монополист всегда крайний. Так было, например, с системой страхования вкладов, когда крупнейший банк страны обижался, что ему приходится платить фактически за неблагополучных коллег, тогда как он является самым надежным банком страны. К несчастью, понятие «надежность» в применении к банкам не распространяется на безотказность сервисов и бесперебойность функционирования. Потому, видимо, в понедельник московские отделения Сбербанка «временно прекратили обслуживание клиентов вследствие технического сбоя».

В принципе, ничего из ряда вон выходящего не произошло. То есть не случилось чего-то такого, чего нельзя было бы ожидать. Ведь технические сбои в Сбербанке — это то, на что скорее откликнешься фразами «я так и знал» или «опять двадцать пять», чем «не может быть». Да, в общем, и цена-то вопроса не слишком высока: обслуживание клиентов операционистами не проводилось всего-то часа три, а уже в седьмом часу вечера информационные агентства сообщили, что обслуживание клиентов в столичных отделениях Сбербанка практически восстановлено. При этом банкоматы и система «Сбербанк Онлайн» работали нормально, что особенно отрадно: как недавно сообщил старший вице-президент Денис Бугров, сегодня 80% клиентов банка совершают свои операции вне офиса. То есть обманулись в своих понедельничных ожиданиях банковского сервиса не больше 20% московских клиентов «Сбера».

Сбербанк, конечно, достаточно большой и богатый, чтобы позволить себе развивать сразу несколько направлений бизнеса. Скажем, интернет-банкинг с одновременной модернизацией филиальной сети, операционных систем, разработкой уникального программного обеспечения и оснащением всех офисов электронной очередью. Если есть деньги, то, действительно, надо развивать все перспективные направления, не боясь распылить средства и завязнуть в долгострое. Но если регулярно происходят технические сбои, а электронные очереди ломаются, то развитие интернет-банкинга, наверное, снизит остроту проблемы, но не решит ее.

Если что-то постоянно ломается и мешает выполнению основных функций (а ими, с точки зрения основного акционера, всегда были социализация банковской деятельности и «банкизация всей страны»), то сделайте один раз так, чтобы операционный зал работал бесперебойно — пусть даже в ущерб остальным направлениям. Потому что бабушки в Интернет не уйдут, сколько их не учи работать на компьютере. Не хочется им потому что.

Но вот что до причин довольно частых сбоев (то есть не этого конкретного, а в массе), то есть у меня одна версия. Недавно акционер и руководитель одного крупного российского поставщика программного обеспечения рассказывал, как на заре становления своей компании сотрудничал со Сбербанком. Хорошо сотрудничал, плодотворно — успел придумать и поставить для нескольких московских филиалов совершено уникальную систему онлайн-связи с отделениями. Причем почти без дополнительных затрат для самого Сбербанка, используя имеющееся оборудование. Я спросил, почему после этого ему не дали подряд на все подразделения Сбера. «Потом, к сожалению, появились понты, которые и сейчас имеют место быть, пришел IBM и за 120 миллионов долларов пообещал все сделать, — ответил он. — В результате через шесть лет наши отделения были единственными, у которых все нормально работало. И эти отделения никто не мог заставить перейти на новую современную систему».

То есть раньше клиентам было плохо от бедности банка, потом — от богатства. Рациональности только было, наверное, недостаточно. Ну, чтобы поставщиков оценивали не по принципу «дешевле — дороже», а по принципу «лучше — хуже». Тогда перестанет казаться, что все деньги, включая прибыль, Сбербанк пускает на кредитование государственных проектов. Не налево, конечно, но частному клиенту от того обидно не меньше.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции