Когда почти десять лет назад я пришла работать в «Коммерсантъ», одним из первых моих заданий было выяснить, как обстоят дела у Мастер-Банка. 2004 год был неспокойным. Мы регулярно получали какие-то тревожные слухи, что у банка Булочников могут отозвать лицензию. Тем более что после краха Гута-Банка отзыв лицензии у банка с подмоченной репутацией был бы логичен. Но тогда пронесло. Хотя все эти годы слухи о том, что вот-вот ЦБ все-таки решится на смелый поступок, возникали. И в общем-то мы все уже к этому даже как-то и привыкли.

Тем временем банк жил и рос. И на момент отзыва лицензии у него уже было более 47 млрд средств физлиц, из которых ориентировочно только 30 млрд будет возмещено по страховке. И тем не менее Булочников это не уберегло от новой метлы ЦБ.

Меня во всей этой истории, с одной стороны, восхищает смелость нового руководства Банка России, с другой — несколько шокирует. За пару месяцев легким взмахом руки была использована почти четверть всего фонда страхования вкладов (с учетом выплат вкладчикам Мастер-Банка). А впереди обещанное продолжение курса на очищение рынка, и кандидатов у ЦБ хоть отбавляй. При этом высказанное с месяц назад первым зампредом ЦБ Алексеем Симановским в общем-то здравое предложение скинуться банкам на «подушку безопасности» в случае ухода с рынка крупных игроков как-то не нашла широкого отклика. Вместо этого в стенах самого же Банка России возникла новая, совершенно противоположная по смыслу мысль — напротив, усилить нагрузку на фонд Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Под соусом заботы о крупных вкладчиках, которые, мол, страдают от отзыва лицензий крупных банков, предлагается пропустить их за средствами вперед АСВ в конкурсном производстве.

По сегодняшнему законодательству АСВ и вкладчики — оба кредиторы первой очереди, и оба могут рассчитывать на возврат средств в равных пропорциях. Но, поскольку АСВ становится кредитором на всю сумму выплаченного им страхового возмещения, его требования, как правило, существенно больше требований всех вкладчиков вместе взятых. Денег же в конкурсной массе обычно на всех не хватает. В итоге средства в рамках одной очереди выплачиваются пропорционально объему требований, и все вернуть вкладчикам не удается. Теперь же предлагается удовлетворять требования АСВ (в рамках произведенных страховых выплат) только после полного удовлетворения требований кредиторов первой очереди.

Есть даже неофициальные оценки такого щедрого предложения. Вот если бы вкладчики сразу все свое добро забирали из обанкротившегося банка, тогда бы дефицит фонда страхования вкладов достиг сегодня всего лишь около 7 млрд рублей. Вроде как не смертельно, но только ведь вопрос не в ретроспективе, а в будущем. Госпожа Набиуллина дала всем понять, что Мастер-Банк не последний. Еще пару таких инцидентов с банками из топ-100, и эти 7 млрд быстро перерастут как минимум в двузначную цифру.

И потом, мне очень нравится этот посыл — «вкладчиков жалко», «вдруг все из банков побегут». А что, люди, державшие в Мастер-Банке крупные счета, не осознавали, с кем имели дело? Я бы и под 20% годовых господину Булочнику свои деньги не отдала бы сверх застрахованной суммы. Так что сами виноваты.

Когда обсуждалась идея сделать отчисления в фонд АСВ дифференцированными, банкиры все как один жаловались на то, что граждане наши несознательны, несут деньги в банк, только глядя на процентную ставку. Простите, а предложенный вариант компенсации вкладов в рамках конкурсного производства разве не увеличит халатность клиентов в выборе банка?

Теоретически, если фонд страхования вкладов уйдет в минус, на помощь придет ЦБ. Но, видится мне, казна и терпение Банка России не резиновые, так что, уважаемое банковское лобби, на вашем месте я бы выступила против этой инициативы. Ведь в случае ее реализации следующим логичным шагом может стать повышение отчислений в фонд АСВ.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции