Есть латинская поговорка: Fiat justitia, pereat mundus («Пусть рухнет мир, но восторжествует закон»). Мудрость римлян реализуется в России, где полным ходом идет зачистка банковского сектора от обнала и отмыва. Дело это, несомненно, благое. Но, сопровождаемая массовыми обысками и щедрыми отзывами лицензий, эта ассенизация дестабилизирует ситуацию в банковском секторе России, способствует росту недоверия на рынке и провоцирует набеги вкладчиков на банки. Деньги любят тишину. Если же в банках устраивать танцы с бубнами и цирк с конями, то пугливые клиенты разбегаются, а банки рушатся. Сначала набег силовиков на банки, затем набег вкладчиков, затем набег собственников (этот дивный термин придумал Олег Солнцев) — и банк мертв.

Осенью прошли обыски во многих банках:

— 14 октября — в самарском отделении Невского Банка (Санкт-Петербург);

— 5 ноября — в Смоленском Банке (22 ноября суд санкционировал домашний арест одному из топ-менеджеров этого банка. Его подозревают в вымогательстве 251 тыс. рублей за разблокировку счетов у предпринимателя);

— 13 ноября — в банке «БФГ-Кредит»;

— в ряде самарских кредитных организаций — Волго-Камском Банке (по делу о хищении 106 млн рублей у «Роснефти») и Волжском Социальном Банке;

— в Нафтабанке (Махачкала).

Кроме того, 19—20 ноября прошли обыски в рамках дела о незаконной банковской деятельности (обналичивание и вывод средств за рубеж) в банках «Майма» (Горно-Алтайск), «Союзный» (Москва), «Информпрогресс» (Москва), Фора-Банке (Москва), Проинвестбанке (Пермь).

Некоторые из банков, где осенью прошли обыски, подверглись набегам вкладчикам, а у некоторых уже и лицензии отозваны.

Вот кто из них попал под каток отзыва лицензий:

— 11 ноября — Волго-Камский Банк;

— 20 ноября — крупнейший оператор на рынке обнала Мастер-Банк;

— 28 ноября — Нафтабанк.

Декабрь начался с отзыва лицензии у Волжского Социального Банка (со 2 декабря). 20 ноября стало известно о смерти председателя правления этого банка Валерия Кучканова, вероятно, покончившего жизнь самоубийством. 26 ноября ВСБ сообщил о приостановке всех операций.

Распространялись списки банков, у которых якобы будут отозваны лицензии. Все это увеличивало недоверие в банковском секторе и активизировало набеги вкладчиков на банки.

Набег вкладчиков привел к тому, что самарский банк «Солидарность», принадлежавший Алексею Титову, сыну экс-губернатора области, ныне члена Совета Федерации Константина Титова, был отправлен на санацию.

2 декабря Смоленский Банк, столкнувшийся с резким оттоком вкладов и дефицитом ликвидности, обратился к главе ЦБ Эльвире Набиуллиной с просьбой помочь стабилизировать ситуацию, возникшую из-за резкого оттока вкладов. Для этого банку необходима финансовая помощь в размере 8 млрд рублей.

Вот и свежие новости из Самары: Фиа-Банк столкнулся с паникой вкладчиков и не выдает вклады своевременно. Так что пожар в Самаре не угас. Напомню, что в тех краях осенью прошла PR-атака (в частности, с помощью СМС-рассылок и через соцсети) на несколько банков — «Солидарность», ВСБ и др.

Несмотря на относительно скромные размеры (74-е место по активам на 1 ноября), Мастер-Банк был системно значимым — он предоставлял процессинговые услуги 270 банкам. Из-за прекращения деятельности процессингового центра Мастер-Банка многие кредитные организации, пользующиеся его услугами, были вынуждены прекратить обслуживание карт. Была приостановлена работа их банкоматов и POS-терминалов.

В результате отзыв лицензии Мастер-Банка генерировал «эффект домино» или, лучше сказать, цепную реакцию. Среди наиболее крупных банков, пострадавших из-за отзыва лицензии Мастер-Банка, — Банк Проектного Финансирования. Вероятно, у системно значимых банков следует не отзывать лицензию, даже если они были задействованы в криминальной деятельности, а отправлять их на санацию.

Дестабилизация рынка из-за отзыва лицензии у Мастер-Банка внесла свой вклад и в ослабление рубля, и в рост ставок МБК, и в рост доходности облигаций. С 20 ноября, дня отзыва лицензии у Мастер-Банка, по 5 декабря рубль ослабел относительно доллара на 65,3 копейки.

Между тем основная цель — очищение рынка от отмыва и обнала — вряд ли будет достигнута в обозримой перспективе. Вместо этого нелегальная деятельность переместится в выжившие банки-прачечные и перетечет в теневой банкинг, например в активно разрастающийся сектор МФО. В колонке «Мастер обнала» я достаточно подробно обсуждал вопрос, почему борьба с обналом и отмывом в нашей экономике обречена на провал.

Отзыв лицензий у все более и более крупных банков делает зримой угрозу дефолта АСВ даже для тех, кто считал такой исход совершенно невероятным событием. Уже на 1 октября из-за отзыва лицензии у банка «Пушкино» показатель достаточности фонда страхования вкладов снизился до уровня 4,1%, пробив порог 5%. Способность ЦБ отзывать лицензии ограничена размером фонда страхования вкладов, а он слишком мал, чтобы надежно защищать вкладчиков. На 2 декабря размер фонда за вычетом сформированного резерва для выплат по наступившим страховым случаям — 185,5 млрд рублей, тогда как страховая ответственность АСВ превышает 10 трлн рублей.

В то же время АСВ too big to fail — слишком велико, чтобы разориться. И главное, слишком важно для поддержания финансовой стабильности. Поэтому 3 декабря президент РФ подписал закон, согласно которому ЦБ может предоставлять АСВ пятилетние кредиты. Правда, может и не предоставлять — это уж как регулятору заблагорассудится.

Выплаты фонда в 2013 году составят 70,5 млрд рублей, в основном благодаря «Пушкино» (20,2 млрд) и Мастер-Банку (31,3 млрд), тогда как за десять лет существования фонда из него было выплачено вкладчикам 98,8 млрд рублей. Явно запахло керосином… Поэтому после отзыва лицензии у Мастер-Банка планы по реформированию фонда страхования вкладов резко изменились. В долгий ящик отложены поправки по увеличению страховой суммы до 1 млн рублей, но зато ускорился процесс принятия поправок к закону «О страховании вкладов», вводящих дифференцированное страхование вкладов.

Эффект смягчается тем, что, как сказал Пушкин, «мы ленивы и нелюбопытны», да еще и не способны связать между собой простые факты. Поэтому набеги вкладчиков на банки оказались не слишком разрушительны. Чем более финансово безграмотен и не информирован народ, тем стабильнее «болото». Незнание — сила.

Какими мерами ЦБ предотвращает расползание кризиса? Основной инструмент реагирования — заливание кризиса потоками госпомощи. ЦБ уже начинает вливать миллиарды рублей в банки, поврежденные микрокризисом, в виде стабилизационных кредитов. Банк «Солидарность» из Самары в рамках санации получит от ЦБ и АСВ 6 млрд рублей. Стабкредиты уже начали получать и другие банки. Другой инструмент я уже упомянул — передача поврежденного банка на санацию АСВ или какому-нибудь сильному и здоровому банку.

Есть еще инструменты, пока не использованные в ходе текущего микрокризиса. Это беззалоговые кредиты и гарантии по МБК.

Пока ситуация в банковском секторе успокоилась, хотя пожар и тлеет. Между тем некоторые банки, отнюдь не принадлежащие к числу надежных, начали в декабре повышать ставки по вкладам. Логика простая: ЦБ вряд ли в ближайшее время будет закручивать гайки. Пока свежи воспоминания об истории с Мастер-Банком, новый отзыв лицензии у крупного банка вызовет панику на рынке.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции