Выступая на форуме сторонников из Объединенного народного фронта — своего главного канала связи с рядовыми россиянами, Владимир Путин обещал, что российские банки пролонгируют выданные населению кредиты, если в этом возникнет необходимость.

Эту часть своего выступления президент построил по всем классическим канонам публичной политики. Пока, мол, все под контролем, и ничего страшного не происходит. Но если страшное только замаячит на горизонте, придем мы и все исправим. То есть все останется под контролем, что бы ни случилось. «Пока этот уровень (закредитованности. — Прим. авт.) не является критическим для нашей финансовой системы. Но обратить на это внимание, безусловно, нужно», — сказал Путин. После чего продемонстрировал неплохое знание матчасти — явно получил информацию от ЦБ. «В течение этого года, по-моему, общий кредитный портфель наших финансовых учреждений, ссуд, выданных гражданам, увеличился на 30%, и общий объем, если память мне не изменяет, сейчас свыше 9 триллионов рублей. Это примерно 14% ВВП. Это много. Но при этом хочу успокоить: там, где это возможно, обосновано и необходимо, финансовые учреждения пролонгируют эти ссуды, эти кредиты».

Сам факт того, что Путин говорит о ситуации в банковской системе не на закрытом совещании с экономическим блоком правительства, не на заседании недавно созданного Экономического совета при президенте, а на форуме ОНФ, показателен. Это однозначный сигнал одновременно обывателям и банковской системе: президент на стороне народа, а не банкиров.

Однако, давая такое не слишком сообразующееся с рыночной экономикой обещание, президент ничем не рискует. Во-первых, в стране, где едва ли не 80% банковской системы прямо контролирует государство, все крупнейшие банки по определению отреагируют на любой политический чих сверху. Скажут потребовать досрочного погашения кредитов — потребуют. Скажут продлить сроки — продлят. Во-вторых, уже есть одна часть заемщиков, которым придется продлевать сроки погашения очень крупных займов, а то и вовсе списывать долги. Это, правда, не наше население, а компании, которые строили олимпийские объекты. В любом случае прецедент продления кредитов на весьма крупные суммы гарантированно будет создан.

Кроме того, у президента уже есть опыт ручного управления банковской системой. Накануне прошлогодних президентских выборов он организовал обратный выкуп акций у населения, позарившегося на «народное IPO» ВТБ. Причем по цене размещения. О «нерыночности» этого шага тогда говорили многие эксперты, в том числе экс-министр финансов Алексей Кудрин. Зато народу очень понравилось. Потому что люди вернули деньги, которых не смогли бы заработать на акциях, практически не имевших шанса достичь цены номинала.

Но простым гражданам (и сложным тоже) обольщаться не стоит — никакой супермегарегулятор не спасет их от опрометчивых поступков, продиктованных авантюризмом и финансовой неграмотностью. Да, в нынешней очевидно ухудшающейся по сугубо внутренним причинам экономической ситуации последнее, что нужно власти, — финансовая паника среди населения. Но при этом ресурсов, чтобы радикально докапитализировать фонд страхового возмещения для выплаты вкладчикам разоряющихся банков, у государства нет. К тому же ВЭБу для финансирования грандиозных инфраструктурных проектов до 2020 года понадобится более триллиона рублей, из-за чего уже пришлось на время (пока на год, а там как пойдет) изымать пенсионные накопления граждан в негосударственных фондах. Сами госбанки обременены массой нерыночных, политических обязательств. Поэтому постоянно заставлять их продлевать сроки погашения огромного количества кредитов тоже не получится. Если финансовые проблемы начнутся у любого банка из первой десятки, никакое АСВ не поможет.

Поэтому слова президента — просто бальзам на душу, таблетка димедрола для обывателей. Мол, если что, вы нам только шепните, мы на помощь придем. Способ успокоения населения. И косвенное признание того, что есть причины, по которым людей надо успокаивать. В странах, где не слишком развиты рыночные механизмы урегулирования проблем на финансовых рынках, неизбежно приходится прибегать к методам словесной психотерапии. Пока нынешнее положение вещей будет сохраняться, президент так и останется главным регулятором стабильности финансовой системы России.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции