Сначала людей кормят обещаниями и вводят незаконные ограничения. Приходите на следующей неделе, в следующем месяце, в особо тяжелых случаях — в следующем году. Например, по отзывам вкладчиков Фиа-Банка, запись идет аж на март 2014 года. Следующая фишка — работа офисов банка только в консультационном режиме или только на прием денег / погашение кредитов. В консультационном режиме — это когда специальные сотрудники квалифицированно вам объяснят, почему ваши законные требования не могут (и не будут) выполнены здесь и сейчас. Проще говоря, почему вам не дадут ваши деньги. Работа на прием — когда вы можете сделать вклад или погасить кредит (то есть занести деньги), а вот забрать свои из банка не получится.

Следующий этап — «окукливание» банка: закрытие всех офисов, отключение сайта, отсутствие любой связи с сотрудниками (появление проблем со связью, «слышно плохо!»). В лучшем случае — объявление на дверях, где вкладчикам предложат подождать решения ЦБ и АСВ. А такого решения все нет и нет. Те же БПФ и «Смоленский» уже по две недели не проводят платежи. То есть банк похож на «живой», но вклады при этом не выдает. Даже те вкладчики, что подпадают под страховку АСВ, своих денег до отзыва лицензии у банка получить не могут.

Понятно, что Банк России всегда находится в курсе происходящего и принимает меры к исправлению ситуации. Только вот никто, кроме его сотрудников, об этом не знает. Официальной и развернутой, а главное, конкретной информации по банкам от регулятора на рынке нет. И этот информационный вакуум заполняется не исполняемыми обещаниями подвисших банков, черными списками, нелепыми слухами и домыслами.

По действующему законодательству Банк России обязан отозвать лицензию на осуществление банковских операций в случае, если кредитная организация не способна удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение 14 дней с наступления даты их удовлетворения и (или) исполнения. И дается ему на это еще 15 дней, с момента наступления оснований для отзыва лицензии. То есть всего — месяц. Как показывает опыт, там, где решение об отзыве лицензии банка или его санации принималось поздно, обычно санаторам уже не оставалось ничего, кроме пустой оболочки с вывеской, поношенной мебелью и «зицпредседателем Фунтом». Примеры «Московского Капитала», Межпромбанка, Нашего Банка, АМТ-Банка, «Пушкино» и других подобных — тому подтверждение. «Пропавшая» касса, уроненный рабочими-гастарбайтерами сервер с данными по операциям, сожженный или пропавший архив первичных документов, сбежавшие через черный ход менеджеры и владельцы — все это правда жизни конкретных банков. Не секрет, что существует масса сравнительно быстрых способов вывода активов из терпящего бедствие банка. Ликвидные бумаги заменяются на обесцененные, кредиты нормальным клиентами — на невозвратные и т. д. Месяца, предусмотренного по закону, на это хватит. При этом случаи, когда удавалось доказать вину и реально привлечь к ответственности недобросовестных менеджеров, а тем более владельцев, единичны. И это цена промедления.

Есть замечательный в своем роде цикл рекламных роликов под названием «Всемирная история. Банк Империал», снятый в 1992—1997 годах известным впоследствии режиссером Тимуром Бекмамбетовым. Сам банк уже давно не существует, подорванный кризисом в 1998 года, а вот реклама эта до сих пор считается если не шедевром в своем роде, то занимает место, близкое к этому. И как водится, эти ролики были растащены народом на цитаты. Вот и вспомнилось к текущей ситуации. В одном из роликов граф Суворов Александр Васильевич говорит императрице Екатерине Великой, что, мол, кушать до первой звезды нельзя — пост ведь. Ждем-с! И получает от нее орденскую звезду на грудь.

В ситуации с Банком Проектного Финансирования и Смоленским Банком, с другими подвисшими региональными банками примерно так и происходит. С 11 декабря уже пошли сообщения о приостановке платежей и обысках в еще одном крупном региональном банке — Инвестбанке (депозиты физлиц составляют 39,4 млрд рублей). Получит ли кто-то из них звезду или черную метку — покажет время. Ждем-с.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции