У Банка России с чувством юмора все в порядке. Пусть это и немного черный юмор. В пятницу, 13-го, были отозваны лицензии сразу у трех кредитных организаций, в последние недели балансировавших на грани жизни и смерти, — Банка Проектного Финансирования, Инвестбанка и Смоленского Банка. Это случилось на следующий день после послания президента Федеральному собранию, в котором глава государства фактически поддержал борьбу ЦБ за чистоту банковских рядов. Причем этот серийный отзыв лицензий принципиально отличается от истории с Мастер-Банком. Тогда был шок и трепет от неожиданности решения и размаха последствий. Теперь действия регулятора оказались вполне предсказуемыми. К тому же был выдержан достаточно тонкий баланс по времени между сообщениями о проблемах в этих банках и окончательным вердиктом ЦБ.

В этом «тройном убийстве» есть принципиально важные «мотивы», которые нужно учитывать всем участникам рынка при анализе дальнейших действий регулятора. Во-первых, за два из трех банков, у которых отозваны лицензии, публично заступались губернаторы: смоленский Алексей Островский — за Смоленский Банк и калининградский Николай Цуканов — за Инвестбанк. Следовательно, заступничество глав регионов решающего значения не имеет. Если ЦБ видит, что у банка критические проблемы, он отзовет лицензию без учета «политических» просьб с мест. За Инвестбанк, к слову, заступалась и Ассоциация российских банков. Во-вторых, «Смоленский» официально просил у Центробанка кредит. Это не означает, что ЦБ не даст кредиты другим проблемным банкам в случае поступления таких просьб. Но совершенно точно не будет «разбрасываться» направо-налево подобными кредитами. Регулятор дает понять: кредит Банка России на спасение умирающей кредитной организации теперь даже более крайняя мера, чем отзыв лицензии.

Третий урок состоит в том, что при решении о санации или ликвидации банка все-таки имеет значение региональный фактор. Как известно, самарский банк «Солидарность» все же решено было санировать. Причем там тоже не обошлось без публичного участия в обсуждении проблем региональных финансовых учреждений губернатора области Николая Меркушкина. С большой долей вероятности можно утверждать: самарскую «Солидарность» спасло то, что до этого уже были отозваны лицензии у двух местных банков, к тому же есть серьезные проблемы у еще одного — тольяттинского Фиа-Банка, зарплатным клиентом которого является крупнейший в Европе Волжский автомобильный завод.

То есть в Самарской области фактически случился полноценный региональный банковский кризис. И решение регулятора по самарской «Солидарности» — самому крупному из тех банков области, у которых начались серьезные проблемы, — было продиктовано стремлением не допустить первого в России краха системы местных банков в отдельно взятом регионе. В данном случае риск обрушения региональной банковской системы был сочтен большим злом, чем затраты на спасение одного из крупнейших банков области.

Очевидно, что Центробанк получил высочайший политический карт-бланш на борьбу с недобросовестными участниками рынка. Теперь принципиально важно, чтобы Центробанку обеспечили подлинную независимость в проведении этой глобальной санации финансовой системы. Чтобы сам процесс проходил по четким и понятным правилам. Власть как могла подготовилась к этой работе — в частности, узаконив получение Агентством по страхованию вкладов кредитов от ЦБ, чтобы обеспечить гарантированные государством 700 тыс. рублей вкладчикам ликвидируемых кредитных организаций. Понимая, что нагрузка на АСВ резко возрастет. При этом финансовые возможности АСВ, а также роль конкретных банков в региональных банковских системах, видимо, станут главными ограничителями при отзыве лицензий. Ну и, конечно, особую осторожность регулятору придется проявлять в случае появления проблем у банков из топ-50. Среди этих крупнейших банков, как мы теперь доподлинно знаем, тоже есть кандидаты в «покойники».

ЦБ удалось наладить информационное сопровождение своего нового курса. По крайней мере отныне отзывы лицензий становятся обыденной практикой, а не шоковой терапией. Они органично вписываются в обозначенную стратегию избавления банковской системы от недобросовестных игроков и ограничения темпов роста розничного кредитования. Когда правила игры известны, в нее всем легче играть. Главное, чтобы эти правила не пересматривались государством тайно и в одностороннем порядке. Чтобы кампания по очистке банковской системы не превратилась в сознательное истребление частных банков. Государственные и частные банки должны регулироваться по одинаковым правилам.

И тогда любая пятница, 13-е, станет совершенно обычным днем для российской банковской системы — ни клиенты, ни сами банки не будут испытывать суеверного страха от неопределенности на рынке.