Чем меньше в России становится банков, тем больше общественность беспокоит судьба вкладчиков, клиентов-юрлиц. А вот что будет с сотрудниками этих самых банков, пока интересует немногих. Что, в общем-то, несправедливо.

«Павшие» недавно банки — это в основном кредитные организации, которые успешно работали по 20 и более лет, со своими сложившимися трудовыми коллективами и традициями. Это множество людей, из года в года выполнявших свои служебные обязанности, и выполнявших их достойно. Да, в произошедшем, возможно, есть вина владельцев или топ-менеджеров банков, ЦБ и другие госорганы будут в этом разбираться. Однако я далек от мысли, что это рядовые сотрудники довели банк до банкротства.

Банковская корпоративная среда сейчас — это среда во многом беспощадная к своим сотрудникам. Реально жесткая, нетерпимая к слабостям и ошибкам. Не выполнил план? Опоздал или не остался после работы? Депремируем. Сделал профессиональную ошибку — накажем, подошел возраст — на пенсию, потерял конкурентоспособность на рынке — свободен. В принципе, так почти везде сейчас, но именно в банках это происходит с особым цинизмом. Например, если было установлено при проверке, что банк отмывает деньги или злоупотребляет доверием клиентов, то это почему-то обязательно инициатива рядовых сотрудников — разумеется, без ведома руководства банка. То есть сотрудник почти всегда неправ.

Прошло то время легендарных 1990-х, когда быть сотрудником банка было безусловно круто и престижно. Когда зарплату платили в конвертах и в свободно конвертируемых долларах (не зависящих от прихотливого курса рубля). И зарплата эта могла во много раз превышать среднюю по стране. Когда слово «банкир» у простого обывателя ассоциировалось с образом этакого откормленного субъекта в красном «пинжаке» и с «котлетой баксов» в кармане брюк. К слову сказать, тогда это была и одна из самых опасных профессий (сразу после «профессии» бандита). Речь здесь идет не о топ-менеджерах банков и не об их владельцах. Речь идет о персонале низшего и среднего звена.

Оценить численность сотрудников банков, лишенных в последнее время лицензий, несложно: Мастер-Банк — 2,35 тыс., Инвестбанк — 1,7 тыс., БПФ — 350 человек, Смоленский Банк — 800 человек. И это не считая нескольких относительно небольших региональных банков. Получается, что в ноябре — декабре более 6 тыс. человек фактически оказались на улице. Сразу оговорюсь ради справедливости, что обычно сразу после отзыва лицензии людей массово не увольняют. Как правило, им предоставляется срок около трех месяцев, за который люди теоретически должны найти новое место.

А вот тут людей может ожидать неприятный сюрприз. Оказывается, они теперь не самые желанные претенденты на замещение свободных банковских должностей. Дело в том, что они теперь — «артисты погорелого театра», которые несут на себе испорченную карму обанкроченного банка. И никого не интересует, что сотрудник занимался, например, оформлением вкладов, а не отмыванием.

Сам я столкнулся с этим феноменом на личном опыте, когда в 2004 году обанкротился банк «Кредиттраст». Была попытка уйти в другой банк не поодиночке, а в составе команды риск-менеджеров. После нескольких переговоров нам дали понять, что на привлечение бывших сотрудников этого банка службами безопасности выставлен негласный запрет. Причем причиной закрытия банка не значилось участие в отмывании денежных средств.

Разумеется, ни один банк в наличии такой дискриминации не признается. Ведь это противоречит российскому трудовому законодательству. Однако доказать сей факт — штука практически нереальная. Соискателю или откажут под надуманным предлогом (например, не хватает практического опыта), или вообще без объяснения причин. Как вариант, предложат работу на должности или с оплатой, сильно ниже предыдущего уровня — человек откажется сам. В Москве проблема стоит не так резко: сотни действующих банков, несколько тысяч офисов, множество вакансий. Кому-то обязательно повезет. А что делать людям в регионах, где всего 5—10 банков, где мир еще более тесен, чем обычно? Где количество вакансий в банковской сфере минимально, а люди сидят на своих должностях годами? Что будет с этими людьми и их семьями?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции