Болезненный процесс оздоровления российской банковской системы вступил в такую стадию, что уже важнее бороться с провокационными слухами, а не с плохими банками.

Председатель Центробанка Эльвира Набиуллина на днях в очередной раз опровергла существование черных списков банков, которые стоят в расстрельной очереди на отзыв лицензии. Причем она должна будет повторять эти слова, как мантру, — столько раз, сколько потребуется, чтобы убедить обывателей. Потому что именно мы, вкладчики и заемщики, а не колоссы-госбанки, не Минфин и ЦБ, не Агентство по страхованию вкладов, не президент и премьер — главные гаранты устойчивости банковской системы. Как ни странно, в таком вроде бы элитарном и чопорном банковском бизнесе действует подлинная демократия, прямое народовластие: если народ будет настроен против банков и начнет массово выносить оттуда деньги, не помогут ни печатный станок, ни успокоительные слова высоких и высочайших чиновников.

Мы в своей работе практически каждый день сталкиваемся с тем, что наши знакомые, знакомые наших знакомых и далее по цепочке получали черные списки банков себе на корпоративную электронную почту. Или слышали об их существовании. Или видели в Интернете. Причем речь идет о людях, крайне далеких от проблем банковской системы. Эти люди, безусловно, не ищут такую провокационную информацию специально — она сама их находит. У этих людей нет достаточных знаний, чтобы не верить таким спискам. Значит, те, у кого такие знания есть, должны убедить население в том, что это неправда.

Одна из главных задач всей российской власти, уже даже не только ЦБ, — сделать так, чтобы у людей в принципе не было оснований верить черным спискам. Муссировать слухи о «вот-вот наступающем крахе» очередного вроде бы совершенно стабильного в ночь со вчера на сегодня банка.

Спрашивается, как победить провокации и панические слухи?

Для начала надо осознать, что государство имеет дело с настоящей пропагандистской войной. Причем, в отличие от какой-нибудь политической пропагандистской войны, когда речь идет о деньгах, государство не может вешать лапшу на уши — оно обязано говорить правду. Если ЦБ действительно по собственной воле занимается оздоровлением банковской системы, если за этим не стоят санкционированные свыше попытки передела рынка в пользу госбанков или концентрации тающих финансовых ресурсов государства в определенных руках, правду будет говорить легко и приятно.

Людям, далеким от банковской системы, нужно постоянно и доходчиво объяснять, почему у одних проблемных банков забирают лицензии, другим ЦБ дает кредиты на спасение, а третьи санируют. В принципе не должно быть историй, подобной той, что приключилась с губернатором Калининградской области Николаем Цукановым и Инвестбанком. Она не закончилась. Эту историю, по-хорошему, публично должны разъяснить все ее участники. Губернатор пишет в своем твиттере: «Сегодня лично разговаривал с руководством Центробанка. Лицензия отозвана не будет, претензий к Инвестбанку нет». На следующий день лицензию отзывают. Проходит неделя, а мы до сих пор не знаем, кто из участников истории говорил неправду. Хотя все они, напомним, официальные представители власти. Действительно ли Цуканов разговаривал с руководством ЦБ — и если да, то с кем именно? Действительно ли ему обещали, что лицензию не отзовут? Если обещали, то зачем на следующий день отозвали? Если одна часть государства обманывает другую, с какой стати такому государству должны верить люди?

Итак, первый способ борьбы с паникой и провокациями — постоянное снабжение граждан достоверной информацией от официальных лиц, отвечающих за стабильность финансовой системы. Второй способ доходчивее всех объяснил на этой неделе первый заместитель председателя ЦБ Георгий Лунтовский. Он сообщил журналистам, что Банк России подготовит четкий алгоритм перевода процессинга банков после отзыва у них лицензий. Чтобы у держателей карт не возникло проблем, подобных тем, что появились после отзыва лицензии у Мастер-Банка. Сама по себе «пропаганда» ничего не даст без четких организационных мер, которые сводят к минимуму последствия краха очередной кредитной организации для ее клиентов. Как показал опыт ликвидации Мастер-Банка, наличия гарантированных выплат вкладчикам до 700 тыс. рублей недостаточно: в результате вся страна узнала «ругательное» слово «процессинг», как в 1998 году — слово «дефолт».

Опровержение слухов, объяснение государством своих действий и отсутствие организационной неразберихи помогут победить финансовую панику. В принципе не оставить людям пищу для измышлений о возможном глобальном банковском кризисе в России. И тогда, вот увидите, финансовая система страны оздоровится куда сильнее, чем после отзыва еще десятков или даже сотен банковских лицензий.