Внезапное освобождение Михаила Ходорковского, помимо сложного, дающего обильную пищу для трактовок человеческого и политического контекста, имеет простой, но очень важный экономический — возможно, это последняя попытка спасти российскую экономику, ничего не меняя в стране по существу. Но так не получится.

В октябре 2003 года Михаила Ходорковского, главу самой крупной частной нефтяной компании страны, вызвали на допрос в качестве «сидетеля». В повестке Генпрокуратуры — Следственного комитета тогда и в проекте не было — словно специально была пропущена буква «в». В день его ареста — с участием спецназа, в далеком от Москвы Новосибирске, где он был в командировке, российский фондовый рынок опустился почти на 30% от предыдущего максимума. 19 декабря 2013 года сообщение о том, что Путин согласился помиловать «политзаключенного номер один» в новейшей истории России, подняло индекс РТС по итогам торгового дня на 0,7%, а индекс ММВБ — на 0,5%. «Ну и что?» — спросила российская экономика.

Разгром «ЮКОСа» стал сигналом к глобальному переделу собственности в интересах новых олигархов. К огосударствлению экономики, в том числе банковского сектора. К невиданному даже в богатой на такие казусы российской истории казнокрадству. Десять лет назад в России кончился свободный — кто-то еще называл его «бандитским» — капитализм. Пришедший ему на смену госкапитализм едва ли оказался честнее и уж точно не стал эффективнее.

Рост ВВП в России в 2003 году, когда посадили Ходорковского, составил 7,3%. Потом были пару лет, когда он даже превышал 8% за счет стабильного роста мировых цен на нефть. В 2013 году, когда Ходорковского внезапно выпускают на свободу, российская экономика подрастет максимум на 1,5%. И не говорите мне про эффект высокой базы — впервые в этом веке рост российского ВВП почти вдвое отстанет от мирового. Американская экономика, у которой эффект высокой базы намного выше российского, вырастет в 2013 году, согласно свежему прогнозу Федеральной резервной системы, на 2,2—2,3%.

«Будем надеяться, что скажется положительно», — сказал заместитель министра экономического развития Андрей Клепач, отвечая на вопрос о последствиях освобождения Ходорковского для экономики. По словам чиновника, подобные решения всегда позитивно отражаются на имидже страны с точки зрения инвестиций и гражданских прав. На том же брифинге Клепач назвал 2013-й «годом упущенных возможностей» для России.

Действительно, путь развития экономики, на который Россия отчетливо встала с разгромом «ЮКОСа», привел нас в закономерный тупик. Мы уже не можем сбалансировать бюджет даже при цене нефти выше 100 долларов за баррель (для сравнения: в момент кризиса августа 1998 года баррель нефти стоил 9 долларов). Чистый отток капитала из России за последние пять лет превысил 400 млрд долларов. В этом году в стране впервые за долгие годы зафиксированы падение инвестиций в основной капитал и краткосрочные периоды отрицательного сальдо текущих операций. Алексей Улюкаев недавно, прямо в ходе Международного экономического форума в Москве, позволил себе печально пошутить: сказал, что занимает пост министра экономического развития в стране, где нет экономического развития.

Ходорковского выпускают из казавшегося пожизненным заключения в абсолютно худший для России практически по всем главным экономическим показателям год с начала века. Причем эти показатели достигнуты без всякого мирового экономического кризиса, на который российские власти еще могли списывать внутренние проблемы в 2008—2009 годах.

Но освобождение Ходорковского — замечательно, что до него дожил он и дожили мы, — само по себе вряд ли спасет ВВП. Чтобы восстановить доверие бизнеса к государству, вернуть людям желание что-то предпринимать в нашей стране, стоило бы публично пересмотреть все уголовные дела по «ЮКОСу». Считать освобождение Ходорковского не высочайшей милостью к «падшему», а началом восстановления законности. И уже после этого приступать к долгой планомерной работе по замене откровенно нецивилизованных правил игры в экономике цивилизованными. По превращению госкомпаний и госкорпораций в прозрачные и честно конкурирующие с остальными участниками рынка хозяйствующие субъекты. По созданию в России нормального бизнес-климата.

Пока вместе с Ходорковским из зоны (отнюдь не свободной экономической) не выпустят саму российскую экономику, эффекта не будет. И уж тем более его не будет, если МБХ улетел из России навсегда. Россия богатая страна, но и она не в состоянии выдержать ситуацию, когда ее доят с невиданным размахом, практически ничего не давая взамен. Наши госбанки не в состоянии закрывать все дыры в экономике и заодно помогать экономическому росту в стране, где миллионы люде в принципе разочарованы во всякой созидательной деятельности.

У меня хранится печальный «юкосовский» подарок с лагерным акцентом — ушанка и фляга защитного цвета. Беда в том, что экономика России во многом повторила судьбу Михаила Ходорковского. Но своего указа о помиловании пока так и не дождалась.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции