За прошедшую неделю не была отозвана ни одна лицензия. Но ситуация остается тревожной. Некоторые банки ввели ограничения на возврат вкладов, другие и вовсе перестали обслуживать клиентов. Усилилась напряженность на финансовом рынке. Однако внешнему наблюдателю ситуация представляется спокойной, впору спросить: «Какой кризис?» Не исключено, что это спокойствие перед новым ударом.

За кадром остался важный процесс, произошедший после «черной пятницы», 13 декабря, когда были отозваны лицензии сразу у трех банков: БПФ, Инвестбанка и «Смоленского». Эти отзывы вызвали резкое падение цены облигаций ряда банков третьего эшелона. Сильнее всего выросла эффективная доходность к оферте облигаций банка «Кедр». По данным rusbonds.ru, она достигла 259,3% годовых, тогда как до скачка была ниже 10%. Частично, разумеется, это связано с близким сроком оферты — 28 декабря. Однако у Московского Кредитного Банка оферта по седьмому выпуску тоже близка — 14 января 2014 года, а доходность к оферте — всего 10,7%. До недавнего времени собственником «Кедра» был печально известный Алексей Алякин, который также ранее владел банком «Пушкино», чья лицензия была отозвана 30 сентября. Достойный продолжатель дела Урина, не менее затейливый банкир, чем Гительсон, но, в отличие от коллеги, наслаждается свободой.

Резко после «черной пятницы» подпрыгнула доходность к оферте и у облигаций Морского Банка — с 13,5% до 16,7%, у облигаций 11-го выпуска Татфондбанка — с 13,2% до 16,2%. Резко выросла доходность остальных выпусков облигаций Татфондбанка, а также облигаций ряда других кредитных организаций.

У банка «Стройкредит» эффективная доходность к погашению по второму выпуску подскочила уже 4 декабря, сейчас она находится на уровне 19,9%. Конечно, заоблачная доходность не гарантирует дефолта. Например, у того же «Стройкредита» эффективная доходность к оферте в июле 2012 года превышала 200%, тем не менее банку удалось избежать печального финала.

Среди лидеров по доходности облигаций — банк «Связной» (19,3%), однако для него лидерство привычно, он в авангарде с октября 2013 года.

Скачок доходности на облигации банков третьего эшелона указывает на обострение нервозности на финансовом рынке. Причем внешне на рынке МБК эти движения проявились слабо. Например, ставка MosPrime овернайт выросла с 13 по 20 декабря всего на 0,22 процентного пункта — до 6,76% годовых. Дело в том, что ставки на рынке МБК в существенной степени поддерживаются ЦБ. Как я отмечал ранее, «единственная причина, по которой процентные ставки на межбанковском рынке удержались от стремительного роста в ходе банковского микрокризиса, — это рекордные вливания ликвидности Банком России в банковскую систему России». Более того, если бы не ликвидность ЦБ, банковский сектор уже накрыло бы волной кризиса ликвидности.

На 1 декабря 2013 года задолженность банков перед ЦБ по кредитам, депозитам и прочим привлеченным средствам достигла 3,71 трлн рублей. Тем самым превышен кризисный рекорд — 3,65 трлн рублей на 1 февраля 2009 года. Причем в декабре 2013 года агрессивный рост вливаний спасительной ликвидности ЦБ в банковский сектор усилился. Задолженность кредитных организаций перед ЦБ по операциям РЕПО с 1 по 20 декабря выросла на 401 млрд рублей (+15,4%) — до 3 трлн, по кредитам под нерыночные активы — на 174,2 млрд рублей (+18,2%), до 1,1 трлн. Не остается в стороне и Минфин — на 1 декабря банки привлекли его депозиты на сумму 616,4 млрд рублей.

Однако ставки МБК не отражают того факта, что рынок МБК практически закрылся для малых и многих средних банков. Особенно тяжело тем небольшим банкам, которые ранее полагались на привлечение МБК.

Ситуация начинает напоминать ту, что сложилась зимой 2008/09, а также осенью 2011 года, когда потоки дешевой государственной помощи, устремившейся в банки, в первую очередь государственные, обрушили рубль.

Ликвидность ЦБ и Минфина преимущественно получают крупнейшие банки, в первую очередь государственные. До остальных банков доходят лишь крохи с барского стола. Получается «где густо, а где пусто»: госбанки захлебываются в потоках дешевой государственной ликвидности, а малые и средние банки испытывают жесткий дефицит ликвидности, усугубляемый набегами вкладчиков. Более того, вклады перетекают из малых и средних банков, а также из крупных негосударственных розничных в крупнейшие банки. В первую очередь — в государственные.

В итоге некоторые банки вынуждены были ввести ограничения по возврату вкладов. Среди этих банков — Мой Банк, Сберкред Банк и Эллипс Банк (тот, который судился с ЦБ). 17 декабря «Аскольд» («дочка» Смоленского Банка) прекратил обслуживать клиентов в связи с потерей ликвидности. Не выдает вклады банк «Смолевич». Продолжают действовать ограничения на выдачу вкладов в Фиа-Банке, введенные 3 декабря.

На Московский Индустриальный Банк в Воронеже «набежали» вкладчики — из-за слухов о намерениях ЦБ отозвать лицензию у этого банка. 19 декабря ГУ ЦБ по Воронежской области назвало эти слухи лживыми и провокационными.

Была такая «странная война». Так называется период с 3 сентября 1939 года по 10 мая 1940 года. Стороны, отсиживаясь за оборонительными линиями Мажино и Зигфрида, обменивались символическими локальными ударами. То, что происходит на российском финансовом рынке, можно назвать «странным кризисом». Один за другим рушатся банки, пачками отзываются лицензии, однако нет характерных симптомов кризиса — резкого роста процентных ставок на рынке МБК и девальвации национальной валюты. Тем не менее сказать, что ситуация под контролем, язык не поворачивается. Вот такой новогодний сюрприз…

Ну и напоследок совет вкладчикам: если у интересующего вас банка обращаются на рынке ценные бумаги, обязательно смотрите на их цены. Если они резко упали, это повод задуматься. Ну и вряд ли стоит нести деньги в банк, который находится в группе лидеров по доходности облигаций.

Кроме того, в условиях возросшего дефицита ликвидности также следует обращать особое внимание не только на норматив достаточности капитала Н1, но также и на нормативы ликвидности, особенно на Н2. На 1 декабря этот норматив нарушали два банка — «Смоленский» и Волжский Социальный Банк, у обоих отозвана лицензия. Лидерами антирэнкинга по Н2 на 1 декабря являлись «Аскольд» (15% при минимальном уровне 15%; этот банк упоминался выше), Экопромбанк (15,5%), БПФ (15,7%, лицензия отозвана), Мой Банк (16,2%, упоминался выше), Банк-Т (17,3%) и Инвестбанк (19,5%, лицензия отозвана).

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции