Перед Новым годом в банках вспоминают о существовании журналистов. И начинают им присылать подарки. В этом году некоторые дары напоминают свет погасшей звезды: банка уже нет, а подарок от него — вот он.

В непраздничное время пресс-службы многих банков в журналистах не слишком нуждаются. Конечно, нельзя совсем забывать, что без СМИ не было бы и пресс-служб. Способы оправдания своего существования бесхитростны. Самый популярный — рассылка. Вот читает журналист у себя в почте: «СРОЧНАЯ НОВОСТЬ. Банк Х предлагает уникальный продукт «Замело». См. вложенный файл». Конечно, журналист удаляет это сообщение, не читая, но это мало заботит отправителя. В ки-пи-ай пресс-служб не входит такой параметр, как «чтение адресатами того, что мы написали».

Случаются исключения. И тогда звонок:

— Андрей! (Меня зовут не Андрей, но звонящему без разницы.) Вы читали наше сообщение о том, что предправления нашего банка взял приз в соревнованиях по сноубордингу?

Звонят, как правило, под дедлайн, видимо, зная, что человек в стрессе лучше усваивает информацию. Если в одно ухо орет начальник:

— Еще 30 секунд, и ты ставишь точку или проваливай из конторы на все четыре, понял?!

А в другом ухе — верстка:

— Ты посадишь нам номер! Штраф с тебя!

Конечно, это самое лучшее время, чтобы узнать о спортивных подвигах предправления. Обычно я говорю, что сообщение читал и «использую это при необходимости». Или — что не читал, напоминаю адрес (он у меня короткий), девушка на проводе обещает переслать, но, как правило, не пересылает. Кстати, девушка может позвонить мне еще раз, тут же, и назвать меня уже Игорем, задав скороговоркой все тот же вопрос. Пардон, при веерном обзвоне всякое случается.

Бывает, что тебе нужно что-то от пресс-службы банка. Не будем лукавить: это когда в банке что-то горит-рушится. Казалось бы, пресс-служба должна радоваться звонку журналиста. Ведь это редкая возможность напрямую воздействовать на того негодяя, кто не дрогнувшей рукой будет писать роковые буквы. Обаять. Наврать. Убедить. Но нет.

— Здравствуйте, меня зовут Евгений Арсюхин, я из «Комсомолки», отдел экономики.

В ответ — молчание. Я жду, когда собеседник назовет себя, но, как правило, этого не происходит. Собеседник просто угрюмо молчит. Ведь скоро вечер. Шкворчит стейк в ресторане, подруги подтвердили девичник по фейсбуку, а тут звонят какие-то. Возомнили о себе.

Зная по опыту, что собеседник не представится, даже если его попросить назвать себя, я сразу приступаю к делу. Да, наверняка меня попросят написать запрос. Сообщат, что не комментируют ситуацию. Или я узнаю, что «вопрос в компетенции председателя правления». И молчание после этих слов. Ну в компетенции. Ну и? Поэтому я звоню в банки, когда уже и так все знаю. А звоню потому, что таковы стандарты качества нашей работы. Чтобы был факт звонка.

Но к Новому году — непременно подарки. Часто даже с личным визитом. Любезно приезжают в редакцию, вручают, несколько слов за жизнь, планов громадье. На этом — все. Таковы правила. Вообще-то нехорошо такие подарки брать. Разрушают они стандарты работы журналиста. Но я беру, потому что знаю: никто меня не хочет «купить». Меня для них вообще нет. Ритуал. Так повелось.

Пренебрежение тем простым фактом, что у тебя в банке сидят совершенно бесполезные люди и тебе зарплаты на них не жалко, меня поражает. Частный же бизнес. Экономия зашита в бизнес-модель изначально. Но рацио меркнет перед абсурдом в головах. Без иронии: сотрудники пресс-служб на самом-то деле очень занятые люди. Скажем, надо поздравить акционера с Днем энергетика. Потому что он энергетик. Сотрудник потеет три часа и рожает что-то вроде:

«Уважаемый Иван Иванович!

Пусть счастье греет каждый час!

И пусть скворцы поют про вас!»

И несет это Директору Департамента. Ждет приема. В банках есть системы документооборота, но кто же будет читать бумажку без человека. Директор Департамента шевелит губами, ставит запятую после «уважаемый», но потом со вздохом откладывает лист:

— Не то, все не то… Надо отразить его роль как акционера нашего банка! Понимаешь?

Яволь. Идем отражать. Три дня на поздравительный адрес — это нормально. Абсурд идет от менеджмента. Поэтому я никого не хочу обидеть своей колонкой. Тем более что в некоторых банках есть чудесные пресс-службы, с которыми любо-дорого работать. Но лишь в некоторых. И эти чудесные пресс-секретари, как правило, бывшие журналисты.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции