Прошедшие праздники обернулись разгулом квартирных воров. Вообще-то праздники — это для них всегда пиршество. Люди уезжают, в квартирах никого нет, остается взломать запоры и обмануть сигнализацию. Но на этот раз особенно. Причина, как комментируют силовики, вот в чем. Люди здорово напугались тем, как ЦБ на банки в ноябре — декабре охотился. Сняли наличность, что с нею делать — не придумали, да и попрятали по квартирам. На радость ворам в январе.

Интересно, просчитывал ли ЦБ такие последствия своей борьбы за чистоту банковских рядов. Скорее всего, нет. Регулятор привык, что даже очевидные косяки можно исправить очередной инструкцией или информационным письмом. Даже если эти косяки происходят от материй, ЦБ неподвластных. Перед праздниками ЦБ в очередной раз продемонстрировал свое могущество, «запретив» банкам блокировать карты тех клиентов, что не подключены к сервису СМС-сообщений. Чем дело закончится, еще непонятно, удалось ведь лишь время выиграть и не допустить проблем на праздники. Все же есть в мире материи, над которыми не властен даже Центральный банк Российской Федерации.

Но что украдено, то украдено, а теперь самое главное понять, что дальше-то будет. Все праздники ЦБ выдерживал понятную для отдыхающих чиновников паузу. И несмотря на политику информационной открытости, которую объявило ведомство, в момент, когда пишутся эти строки, то есть в последний день праздников, нет решительно ничего, что можно было бы использовать как зацепку для пророчества. Попросту говоря, мы можем лишь гадать, продолжит ли ЦБ свою охоту.

Ну что же, гадать так гадать. Позвольте мне немного поработать оракулом и сформулировать мои собственные, сугубо личные измышления на сей счет. Мне представляется, что 2014 год будет разделен на две неравные части: до Олимпиады в Сочи и после.

Мне представляется, что до Олимпиады громких событий ждать не нужно. Конечно, зачистка банковского сектора с Играми связана слабо. И не переменит свое решение не ехать в Сочи какая-нибудь Ангела Меркель, услышав новости от ЦБ. Но в России в эти недели никто и ничто не может быть вне Олимпиады. Взять тот же ЦБ. Олимпийскую эмиссию проводил? Деньги через эмиссию на финансирование Олимпиады зарабатывать помогал? Презентацию купюр и монет в дорогущем отеле на Красной поляне устраивал? Так стоит ли… в колодец-то? Не стоит. Лучше погодить.

Будет смешно, если мои построения опровергнут первые же дни после праздников, но вдруг нет, и тогда — идем дальше. А «дальше» все зависит от того, как пройдет Олимпиада и в плане медалей, и, главное, в плане госпиара. Будут ли довольны правители результатом, а экономика — правителями. Мой прогноз таков, что похмелье окажется покруче посленовогоднего. Медалей мало, экономике плохо, впечатления зарубежных гостей окажутся смазанными от косяков и навязчивого сервиса. Будет ли ЦБ и дальше валить частный банковский сектор? В таких-то обстоятельствах?

Мой прогноз: да, причем с удвоенной силой. Не секрет, и про это уже мне приходилось здесь писать, что налеты на комбанки оборачиваются выгодами для банков государственных. Это факт вне зависимости от того, «так задумано» или нет. И вот эта концентрация, которая ныне воспринимается госбанками как приятный, но все-таки побочный продукт процесса, после Олимпиады станет куда как важным и первостепенным фактором. Как партия — это рука миллионопалая, сжатая в один громящий кулак, так и госфинансы видятся правителям хорошо пристроенными и эффективно работающими, когда они лежат в одной-двух корзинах поближе к сердцу. То есть где-нибудь в ВТБ или в Сбербанке. Пока никто не ставит госбанкам заданий по концентрации вкладов частных лиц. Но по мере того, как прижмет, такие заказы непременно будут.

Все это означает, если я не заблуждаюсь (на что читатели непременно укажут мне в комментариях), что 2014 год будет годом предельной концентрации банковского капитала. Останется три-четыре сотни крепеньких (хотя и бледненьких, по сравнению с прежними временами) комбанков, которым придется служить подножием для госбанков. Ну а поскольку в таком виде банковская система нормально функционировать не может (хотя существовать — может), встанет вопрос, что делать. Но ответ на него будут давать уже в 2015-м. Давайте и мы не будем торопить события. Они и без того бурные.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции