У меня непритязательный вкус: мне вполне достаточно самого лучшего.

Оскар Уайльд

Деятельность пиарщиков и рекламистов всегда на виду. Понятно, когда результатами их работы интересуется непосредственное руководство. Но бывает и так, что плоды публичной деятельности — буклеты, листовки брошюры, статьи и прочие неотъемлемые атрибуты рекламных кампаний — не оставляют равнодушными и других членов коллектива банка. Диапазон их эмоций может варьироваться от полного восторга до жесткого неприятия. Разброс мнений при этом зависит от чувства вкуса, стиля, меры, а чаще — просто от настроения. Этого не избежать, всем ведь не угодишь… Но порой доходит до курьезов, которые, правда, могут быть чреваты серьезными срывами в работе.

В разгаре масштабная рекламная кампания. Объемный медиаплан, напряженный график. В рамках кампании готовятся рекламные материалы, форматы которых заранее оговорены. Работа поставлена на поток — пишутся тексты, отправляются на согласование в бизнес-подразделения банка, возвращаются в утвержденном варианте от уполномоченных сотрудников с парой поправленных цифр и совершенно справедливых замечаний. Все штатно. К рекламной кампании подключается еще одно продуктовое подразделение, недавно в него пришел новый человек.

И вдруг неожиданное препятствие: материал встречает с его стороны жесточайшее сопротивление, совершенно не мотивированное. Без объяснения причин, просто не нравится и все. Надо заметить, что все материалы кампании выполнены в рамках заданного формата. Да, положа руку на сердце, — наверное, не литературные шедевры. Но ведь тексты такого рода уже проверены временем и опытом — работают, задачи выполняют, на целевую аудиторию воздействуют, росту объемов бизнеса способствуют. В ответ на вопрос: «Что же все-таки не так?» следуют размытые ответы: «Хотелось бы поаналитичнее, поинтереснее, пооригинальнее».

Задевает за живое. Откладываются дела, выкраивается время, готовится новый вариант, совершенно иной — очевидно, что лучше. Непосредственное руководство в восторге. Увы, вердикт прежний: и это тоже не нравится. Дедлайнов при этом никто не отменял. Естественно, пытаешься нащупать точки соприкосновения с человеком, убедить, что все не так уж и плохо, понять, в конце концов, его запросы и чаяния. Все напрасно.

— Напишите еще чего-нибудь, посмотрим!..

В попытке выбраться из этого клинча, уже ни на что не надеясь, бросаешь фразу: «Пришлите техзадание (ТЗ) на подготовку статьи, невозможно наудачу тыкать пальцем в небо». Отмечу, что речь идет о материале объемом тысячи 3—3,5 знаков, и мысль о ТЗ применительно к данной работе выглядит заведомо абсурдной. Но где-то в глубине души тлеет надежда, что эта просьба остановит человека. Надо признать, что противника мы недооценили.

— Пришлите структуру ТЗ, — парировал коллега.

Можно было бы, конечно, обратиться к руководству с жалобами, ссылаясь на реальную угрозу срыва кампании в прессе. Но понимаешь, что у начальства полно собственных дел, и ему вряд ли доставит удовольствие разруливание конфликтных ситуаций. К тому же одна из задач пиарщика — умение находить общий язык со всеми.

Посовещавшись нашим небольшим дружным коллективом, приходим к выводу, что вариантов «сглаживания острых углов» остается немного. Готовится медоточивый ответ приблизительно следующего содержания: «Не считаем возможным навязывать какие-либо ограничения по структуре. Форма может быть абсолютно произвольной, но должна содержать подробный план статьи с раскрывающими суть каждой части подпунктами. Плюс жанр материала, стиль языка, композиция текста, основной акцент, необходимость/отсутствие необходимости использования прямых/косвенных цитат, основная фактура, отражающая суть продукта, наличие/отсутствие сюжетной линии, статистические рыночные данные по продукту, конкурентные преимущества…».

Наверное, там было еще что-то, сейчас уже не вспомню, но на утро в своей почтовой программе я обнаружила вполне устраивающий нас ответ: «О. К. Согласован ваш вариант». К слову, почему-то после этого эпизода наши отношения с тем сотрудником стали налаживаться, оставшаяся часть рекламной кампании была благополучно завершена, а впоследствии наш отдел с ним много и продуктивно работал по разным проектам. И, надо отметить, мы неплохо ладили…