Региональные чиновники находятся в привилегированном положении по сравнению со своими столичными коллегами: с одной стороны, они могут свободно экспериментировать, творить совершенно безумные вещи, вызывающие оторопь у неподготовленного человека, а с другой — их выкрутасы в случае провала, скорее всего, не станут известны широкой общественности и не получат соответствующую оценку. Зато в случае успеха могут привести авторов в Москву. И, похоже, чем дальше регион от центра, тем забористее там вещества, действующие на то, что у чиновников в головах.

Свежий пример. Сотрудники Управления Федеральной антимонопольной службы по Сахалинской области в последнее время сильно озабочены вопросами нравственности. То в некоей рекламе им чудится «сигнал с ненормативной лексикой», то в другой — какая-то непристойность во фразе «Ребенка зачали? Не вопрос! Цветы от студии роз!», то в третьей — тоже непристойное выражение в слогане «Нет цветов — нет секса». Странное, кстати, внимание именно к цветочной теме. То ли начальника отдела УФАС, ответственного за контроль рекламы, Аллу Сергеевну Сергиенко напрягает, что цветы — это половые органы растений, а значит, их реклама носит откровенно эротический характер, то ли ей просто давно не дарили цветы, и она таким странным образом намекает на это обстоятельство. Сложно сказать.

Впрочем, дело даже не в дурацких запретах на достаточно невинную рекламу, пусть и не всегда соответствующую стандартам хорошего вкуса. Проблема в другом — в формальном обосновании таких запретов. Чиновники указывают: «Для признания рекламы неэтичной не требуется получение единогласного мнения или мнения абсолютного большинства потребителей рекламы, достаточно установить наличие значимого количества людей, воспринимающих рекламу как неэтичную». Будем справедливы, в этом есть своя логика: если допустить, что государственный орган (извините за неприличное слово) имеет право определять этичность и неэтичность действий предпринимателей, то да, мнение «значимого количества людей» действительно следует принимать во внимание. А теперь вопрос: как определить это «значимое количество»?

Если продраться через канцелярит пресс-релизов Сахалинского УФАСа, то станет понятно: ключевым доводом в пользу запрета «непристойной» рекламы стали результаты опросов, опубликованных на сайте самого УФАС. На сайте есть специальный раздел, где у общественности спрашивают: мол, общественность, как ты считаешь, содержит ли данная реклама непристойное выражение? А общественность в едином порыве отвечает: кто-то говорит, что таки да, содержит, а кто-то уверен, что нет. А чиновники потом решают, является ли количество ответивших положительно «значимым». Электронная демократия, понимаешь, почти как в Швейцарии.

На все три подобных опроса общественность дала свой суровый ответ: да, в рекламе есть нечто непристойное. В одном случае об этом заявили 16, в другом — опять 16, в третьем — 15 человек. Отрицательный ответ дали четыре, девять и пять опрошенных соответственно. Несмотря на то, что население Сахалинской области превышает 500 тыс. человек, этого оказалось достаточно, чтобы запретить рекламу во всех трех случаях, то есть нанести предпринимателям урон: как за счет выброшенных денег на создание и размещение «непристойной» рекламы, так и в виде возможной упущенной прибыли.

Дурной опыт в российских реалиях имеет обыкновение легко распространяться — как географически, так и между ведомствами. Почему бы не представить, что инициатива сахалинских антимонопольщиков понравится и другим чиновникам, например центробанковским. Представляете, сколько банков можно закрыть на основании опросов населения в Интернете об отношении этого самого населения к этим самым банкам? Причем все абсолютно открыто, демократично, по воле «значительного количества людей». То, что в законах пока такой формулировки нет, — не заслуга банков, а недоработка властей. Надо будет — нужная статья появится быстро.

Кстати, даже специальные опросы проводить не придется: есть же «Народный рейтинг» на портале Банки.ру. Чем не идеальный ресурс для определения доверия и любви населения к той или иной кредитной организации? В общем, все готово: прецедент есть, площадка есть, дело за парой закорючек в законах. Спасибо Сахалинскому УФАС за прекрасную идею.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции