Российским банкам придется свыкнуться с мыслью, что россияне станут брать кредитов меньше, а отдавать — неохотнее. Не потому, что вредные, а потому что не на что. И банкам, и самим россиянам еще предстоит осознать: деньги чаще занимают там, где население богатеет, а не беднеет.

Рост розничного кредитования в РФ через год замедлится до темпов, сопоставимых с темпами роста номинальных доходов населения страны. Такую жесткую, по российским меркам, оценку озвучила председатель Банка России Эльвира Набиуллина во время встречи с представителями банковского сообщества на тему «Регулирование деятельности коммерческих банков».

По словам источника портала Банки.ру, ЦБ рад замедлению роста розничного кредитования. Так, по итогам 2013 года банковская розница выросла на 28,7% против 34,9% в 2012-м. Ранее заместитель Набиуллиной Михаил Сухов заявлял о том, что ЦБ ожидает замедления темпов роста розничного бизнеса кредитных организаций до 20—25% в течение первых шести месяцев нынешнего года.

По данным Росстата, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в РФ по итогам 2013 года увеличилась на 12,3%. По итогам 2014-го ее рост вряд ли будет сильно выше. Если прогноз Набиуллиной сбудется, через год темпы роста розничного кредитования упадут более чем вдвое. То, что радует Центробанк, едва ли вызовет восторг у самих кредитных организаций. Российские банки — особенно если послушать заявления их руководителей в последние годы — привыкли к тому, что у нас нескончаемый подъем, доходы граждан постоянно увеличиваются, потребление неуклонно растет, а кризис 2008—2009 годов был маленьким темным пятнышком на светлом облике отечественной экономики, которое уже давно рассосалось. К новой потребительской цивилизации, когда можно не копить годами на стиральную машину и телевизор, не говоря уже об автомобиле, а просто купить их в кредит, привыкли и многие россияне.

Думать о том, что Россия вступает либо (в худшем случае) в новый экономический кризис, причем на сей раз вызванный внутренними, а не глобальными причинами, либо в долгосрочную стагнацию, — противно и очень не хочется. Но придется. Финансовая грамотность в новых экономических условиях будет проявляться не в том, чтобы брать кредит под наиболее низкий процент или соотносить сумму займа со своими финансовыми возможностями. Не в том, чтобы не считать шуткой знаменитую формулу любого кредита: «Берешь чужие и на время, отдаешь свои и навсегда». А в том, чтобы в принципе воспринимать кредит как крайнюю меру. Чтобы умерять потребительские аппетиты, если нет ясности с работой и личными доходами. Нет денег на новую машину-смартфон-пылесос — и все тут.

Банкам в такой ситуации придется снижать ставки по розничным кредитам, наращивать залоговое кредитование за счет уменьшения необеспеченного, смириться с угрозой увеличения просрочки, да еще и готовиться к возможным изменениям модели потребительского поведения граждан. Конечно, молодые россияне научились западным стандартам постоянной жизни в долг. Но у их родителей, не говоря уже о бабушках с дедушками, живы в памяти совсем другие стандарты — откладывать копеечку на черный день, не покупать лишнего, делать запасы картошки, крупы и сахара.

Поведение россиян в условиях нового и, возможно, затяжного экономического спада (или, скажем мягче, резкого замедления подъема) предсказать трудно. С одной стороны, почти две трети наших сограждан, согласно данным недавнего опроса ВЦИОМ, по-прежнему не имеют сбережений. Потребительские привычки немногочисленного среднего класса (олигархов в расчет не берем, не они главная клиентура потребительского кредитования) по-прежнему не имеют ничего общего с нищетой большинства населения. С другой стороны, у более молодых россиян нет навыка их отцов и дедов «откладывать жизнь на потом», терпеть лишения, жить ради светлого будущего. Они хотят все здесь и сейчас. Другое дело, что банкам не станет лучше от того, что молодые и наглые будут брать займы, не задумываясь о том, как их возвращать. Неслучайно ужесточение отбора потенциальных заемщиков становится модным банковским трендом.

В любом случае, динамика потребительского кредитования в России в ближайшие годы станет лакмусовой бумажкой состояния всей российской банковской системы. В некотором смысле для банков сытые «нулевые» заканчиваются только сейчас — инерция потребления до поры до времени позволяла кредитным организациям бурно развиваться даже на фоне уже начавшегося замедления темпов роста экономики.

Прогнозы ЦБ в такой ситуации становятся сеансом психотерапии, готовят банкиров к новым трудным временам. Впрочем, банкиры уже и сами понимают, что волна отзывов лицензий, набеги вкладчиков и замедление темпов роста розничного кредитования — это не столько причина, сколько следствие глобальных процессов, происходящих в российской экономике.