Далекие от жизни построения теоретиков внезапно ударили по кошелькам обывателей, которые и слыхом не слыхивали о невозможной троице.

Последние события на финансовом рынке — чудесная иллюстрация гипотезы о невозможной троице. Эта гипотеза утверждает, что ЦБ не может одновременно достичь трех целей:

— свободного движения капитала,

— фиксированного обменного курса,

— независимой денежной политики.

Эта гипотеза может быть расширена с фиксированного курса на разные формы политики стабилизации национальной валюты, в том числе и на применяемую ЦБ политику грязного плавания в валютном коридоре.

Независимая денежная политика в нашем случае — стабилизация Центральным банком ставок на рынке МБК.

ЦБ на днях эту гипотезу попытался опровергнуть. Он грудью встал на защиту рубля, отринув былые фантазии о свободном плавании и инфляционном таргетировании. Во время паники на валютном рынке ЦБ укрепил стены коридора, превратив его из жалкого окопчика в полнопрофильную траншею, из которой отстреливался до последнего доллара от спекулянтов, пошедших в психическую атаку. В понедельник, 3 марта, ЦБ поднял величину накопленных интервенций, приводящих к сдвигу границ коридора на 5 копеек, до уровня 1,5 млрд долларов, тогда как в пятницу, 28 февраля, эта величина составляла всего-навсего 350 млн долларов. Только вдумайтесь: за каждые 5 копеек ЦБ готов был отдавать 1,5 млрд долларов. Неслыханный курс обмена. Если бы не этот героизм, деревянный улетел бы пулей к 50, а то и ко всем 100 рублям за доллар. Цена такого героизма оказалась колоссальной: в понедельник 3 марта ЦБ потратил 11,3 млрд долларов Да еще ведь приходилось отбиваться и от внутреннего супостата: Минфин ежедневно покупал валюту на сумму 3,5 млрд рублей (около 97 млн долларов), изрядно ослабляя истекающий кровью рубль. И только во вторник, 4 марта, образумился и приостановил эту вредительскую деятельность.

Понятно, что при таких тратах от международных резервов за месяц-другой останется пшик. Ведь на 21 февраля в международных резервах осталось 493,4 млрд долларов. Но для Крыма, но для победы и последнего доллара не жалко. Тем более что выдающийся экономист, академик РАН, советник президента РФ (правда, не по экономике, а по «вопросам региональной экономической интеграции») Сергей Глазьев заявил: «Мы будем вынуждены уходить в другие валюты…»

Мощные продажи валюты означают, что ЦБ забирает с рынка колоссальные объемы ликвидности. В понедельник, 3 марта, ЦБ продал 11,3 млрд долларов и, следовательно, забрал с рынка более 400 млрд рублей. Сравним с денежной базой: 9,4 трлн рублей. Еще месяц-другой таких интервенций, и мы останемся не только без международных резервов, но и без рублей. Таким образом, валютные интервенции ЦБ — одна из причин обострения дефицита ликвидности.

Чтобы дефицит ликвидности не перерос в кризис ликвидности, ЦБ снабжает банки дешевой ликвидностью. Основные три канала рефинансирования банковской системы — сделки РЕПО, кредиты под нерыночные активы и валютные свопы. Одной рукой ЦБ продает валюту, а другой подбрасывает банкам рубли, чтобы они могли эту валюту покупать. Это напоминает тушение пожара бензином.

Чтобы хоть как-то подавить данный эффект, ЦБ 4 марта поднял ключевую ставку с 5,5% до 7%. Понятно, что эта мера, гомеопатическая в нынешних условиях, не остановит бегство капитала из России. Нужно гораздо более серьезное ужесточение денежно-кредитной политики. Вероятно, было бы разумно в нынешних условиях вывести ключевую ставку на уровень выше 10%.

Рост ставок негативен для экономического роста. Из стагнации мы рискуем перейти в рецессию. И чем дольше будет продолжаться конфликт с Украиной, тем серьезнее будет экономический спад.

Ну и если процесс пойдет по нарастающей, то падет и последняя голова троицы: государство откажется от свободного движения капитала. Как раз в среду, 5 марта, глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин предложил ограничить перемещение наличных средств за границу уровнем 15 тыс. евро.

Впрочем, если американцы и их союзники введут санкции против России в полном объеме, то вопрос со свободой движения капитала отпадет сам собой. Вместе с капиталом.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции