В марте текущего года на фоне роста интереса россиян к новостям политической географии банки неожиданно для себя почувствовали снижение тяги клиентов к накопительству. По данным ЦБ, отток вкладов физлиц за первый весенний месяц составил 2% от объема депозитной базы, или 345 млрд рублей в абсолютном значении. Притом что средства, привлеченные банками от корпоративных клиентов, выросли на 0,2%, общий итог месяца для объема средств клиентов в банках оказался все равно отрицательным и составил минус 311 млрд рублей.

Разумеется, ничем другим, кроме как «украинским следом» (или даже, прошу прощения за иронию, «крымским последом») объяснить такое проседание нельзя. То есть можно попробовать, конечно, вспомнить, что в России несколько известных вкладчиков могут своими действиями ощутимо повлиять на рынок. Но это не тот случай. Даже непотопляемый Сбербанк испытал на себе отток вкладов в полной мере, лишившись до 70 млрд рублей.

То есть это не ноябрь — декабрь, когда в банках с госучастием «страховали» депозиты, извлеченные из частных банков. В этот раз досталось всем, потому что каждая группа банков имела свои недостатки перед лицом вводимых западными странами санкций. Небольшие банки считались рискованными, потому что небольшим банкам при пертурбациях всегда достается больше других (что не подтверждает, кстати, ни один кризис). Крупные частные банки можно посчитать ненадежными в силу обширных связей с международными рынками: угроза сходит именно оттуда. Российские банки с госучастием уязвимы связями с государством: Запад будет ставить в вину именно это. Ну а банки с иностранным участием — это вообще склад рисков по нынешним временам. То ли сами акционеры их ликвидируют, не желая работать в России, то ли российские власти — надо же и нам на ком-нибудь отыграться. В любом случае «тихой гавани» в российском банковском секторе найти не удастся. А значит, лучше вернуться к временам середины 90-х, когда самые надежные банки стояли на самой дальней полке в шкафу.

То, что банковской системе ничем не помог всплеск патриотических настроений, наблюдавшийся в случае с попавшим под санкции банком «Россия», удивлять не должно. Все-таки доверить деньги банку — это не корпию пощипать на благотворительном балу. Не та еще стадия кризиса, чтобы последнюю рубаху продавать ради отечества. А вот побеспокоиться о будущем, если неопределенность затянется, — самое время. Вот и побеспокоились на 300 млрд. И, кстати, еще хорошо будет, если на эти деньги просто купили валюту и забыли о ней. Так хотя бы деньги «в доме» остались, а не утекли на будто бы уже готовящийся к худшим временам рынок лондонской недвижимости…

Куда интереснее понаблюдать, сохранится ли отток в следующем месяце. Это важно, потому что на внешних рынках деньги для российских резидентов уже подорожали и потому каждый вкладчик, если он только не забирает вклады досрочно, становится для банков вдвойне дорогим гостем, за которого надо будет сражаться. И, как показывает статистика, без гарантированного успеха. А если принять во внимание, что Эльвира Набиуллина пообещала, что надзорная политика будет «взвешенной, но последовательной», вкладчикам пока рано закрывать обратный отсчет кредитных организаций, оставшихся без лицензии. Что сейчас действительно нужно банкам — это качественно проведенная амнистия репатриации российского капитала. Если источники «Ведомостей» не соврали, лучшего времени для ее проведения, чем сейчас, не выбрать. Вот только делать ее надо быстро, пока страх у адресатов амнистии не пропал и высока неопределенность политического момента. Потом все найдут гораздо более выгодные варианты.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции