Политика не должна быть единственным основанием для создания национальной платежной системы в России. Потому что если у России будут совсем плохие отношения с Западом, она все равно не станет международной и не спасет от блокировки российских карт за границей, а если отношения станут хорошими — она и вовсе не нужна. Но ради спортивного интереса попробовать все-таки можно.

На этой неделе слова «национальная платежная система» в российском информационном пространстве звучали почти так же часто, как названия некоторых украинских городов. Переговорный процесс с элементами ток-шоу между банками, депутатами, сенаторами и чиновниками по созданию НПС шли полным ходом на разных площадках. Обсуждались два сценария решения задачи государственной важности — создавать систему на базе нашей компании «УЭК» (у которой, как выяснилось «вдруг», есть договор на использование технологии M/Chip, принадлежащей MasterCard, из-за чего наши универсальные электронные карты в случае санкций моментально утратят свою универсальность) или с нуля в виде некоей новой компании под эгидой Центрального банка. Первый вариант предварительно оценивается в 1 млрд рублей, второй — в 3 млрд. Точных сроков у нас благоразумно не называют, но если представить себе, что это олимпийский объект и «достроить» его надо по-любому, до конца года теоретически можно. Кроме того, появились пока не подтвержденные слухи, что главным оператором новой национальной платежной системы может стать банк «Россия», в котором после американских санкций и перед отказом работать с иностранными валютами открыл зарплатный счет сам президент.

Затраты на создание НПС не выглядят астрономическими. Если считать в наших новейших единицах измерений — стоимости Олимпиад, то самый дорогой вариант НПС в 500 раз дешевле совокупных затрат на Игры в Сочи. Но вот эта относительная дешевизна — скорее, дополнительный минус, а не плюс. У нас, по крайней мере в «доукраинскую эпоху», любили как раз максимально дорогостоящие проекты, на которых можно как следует нажиться в процессе реализации. Но в данном случае проблема не столько в стойких коррупционных привычках, сколько в экономической целесообразности.

Две крупнейших международных платежных системы, помимо Visa и MasterCard, — китайская UnionPay и японская JCB все равно не сильно распространены в мире и не избавят россиян от угрозы блокировки карт в Европе и США. Не защитит от возможной блокировки за рубежом и российская национальная система. А ведь только ради борьбы с такой угрозой и был реанимирован этот проект. Вариант «железного занавеса» мы не рассматриваем. Если россиянам запретят ездить по миру, можно пользоваться любой платежной системой. Только в этом случае, учитывая взаимозависимость российской и мировой экономики, у нас скорее есть риск вернуться к тем карточкам, по которым в разных регионах в советские времена отпускались дефицитные товары массового потребления вроде сахара и животного масла. Такие карточки прекрасно можно печатать пачками в существующих типографиях.

То есть, как ни грустно это признавать, сугубо экономическими методами проблема возможной блокировки карт россиян полностью не решается. Ни активное привлечение российскими банками японской и китайской платежных систем, ни быстрое строительство и бурное развитие своей собственной полноценным ответом на возможные санкции не станут. А для «национального престижа», в качестве патриотической альтернативы внутри страны или для заработков конкретных банков создавать НПС, конечно, можно.

Есть в идее национальной платежной системы и чисто спортивный интерес — можем ли мы в принципе на своей технологической базе с нуля сделать нечто удобное людям, эффективно работающее и полезное. НПС можно воспринимать как своеобразный технологический тест для государственной машины и банковской системы.

В общем, если не ожидать от НПС «окончательного решения», панацеи от всех санкций и не строить иллюзий, что в обозримом историческом будущем она составит конкуренцию «мастеру» и «визе», то, помолясь, можно приступать к созданию.

Но для начала, конечно, надо объявить конкурс на название. Аксиому капитана Врунгеля «Как вы яхту назовете, так она и поплывет» еще никто не отменял. В свою очередь, мы тут внутри своего трудового коллектива подумали и решили предложить свой вариант названия российской платежной системы — НеPay. Заодно НПС с таким названием будет рекламировать здоровый образ жизни, поклонниками которого являются Банки.ру.