На прошлой неделе я наблюдала, как за два дня мои вложения в акции потеряли в своей рыночной цене около 30%, или 6% от общей суммы сбережений. В течение месяца до этого двухдневного 25%-ного обвала цен на фондовом рынке я успела вложить 20% своего капитала в три российские компании: «Нутритек», «Таттелеком» и МТС, причем акции последней купила за шесть дней до обвала на биржах 16—17 сентября.

Две охапки сена

В обсуждении прошлой статьи меня спрашивали, что я чувствую при снижении рыночной цены акций ниже цены их покупки. Пока мои ощущения еще свежи, постараюсь их передать. Я испытала некоторое кратковременное замешательство при выборе между подешевевшими акциями и облигациями — подобно буриданову ослу, вошедшему в ступор при виде двух охапок сена. Одновременно почувствовала приступ жадности, с которым с трудом, но все же справилась. Такие приступы бывают, когда человек случайно в рядах первых покупателей попадает в магазин на начало сезонной распродажи и, видя, как много хороших вещей продается по смешным ценам, не знает, что выбрать, огорчаясь, что на все не хватит денег.

Оказавшись на такой внезапной распродаже акций и облигаций на фондовом рынке, я немедленно захотела вложить дополнительные средства в ставшие еще более дешевыми выбранные акции. Но остановило то, что я уже исчерпала лимит своих вложений в акции этих компаний на текущий момент. В результате чувство жадности уступило место досаде по поводу переплаты за акции.

Бумажные убытки

Многие знакомые не верят, что обвал котировок на фондовом рынке не лишил меня сна, некоторые удивляются моим крепким нервам. Дело здесь не в особенностях моей нервной системы, а в отношении к таким бумажным по своей природе убыткам. Покупая акции этих трех компаний, я не рассчитывала заработать на росте рыночной цены, дающем бумажную прибыль. Единственная реальная прибыль при вложении в акции — та, которая действительно зарабатывается, причем не на фондовом рынке и даже не инвестором — это чистая прибыль компании по результатам года на одну акцию. Часть этой прибыли выплачивается инвестору в виде дивидендов.

Не совсем обычный рынок

Известно, что за последнюю неделю ничего страшного, что могло бы снизить прибыль, с тремя выбранными мной компаниями не произошло. В такие моменты поражает, насколько реальная жизнь компании и поведение цен ее акций на бирже — не связанные между собой процессы. Все-таки по большей части цены на фондовом рынке, как и на любом другом, определяются соотношением спроса и предложения. В случаях проблем с ликвидностью у большинства участников фондовой биржи (что сейчас и наблюдается) растет объем заявок на продажу акций и облигаций. В итоге это приводит к снижению рыночной цены бумаг.

Но фондовый рынок — не совсем обычен. На нем есть тренды, а также желающие на них заработать спекулянты, которые покупают потому, что цены растут, и продают потому, что цены снижаются. В итоге это приводит к увеличению амплитуды колебаний рыночных цен до иногда немыслимых пределов. На обычных рынках, где покупатели приобретают товары для использования, а не для дальнейшей перепродажи, реакция покупателей на рост или падение цен обратная. За последний год мы не стали покупать в магазинах больше мяса, сыра, масла лишь потому, что цены на эти товары выросли более чем на 50%.

Скромные 20% годовых

Для меня акции компаний являются дорогими, если ожидаемая доходность от вложения в них значительно ниже доходности в альтернативные варианты вложения.

Если говорить упрощенно, то доходность по акциям я рассчитываю как единицу, деленную на отношение цены акции к чистой прибыли компании на одну акцию по итогам прошлого года. Само отношение цены акции к прибыли приблизительно показывает, за сколько лет окупятся вложения в акции компании. По купленным мною акциям трех компаний это отношение для цены покупки составило около 5 (т. е. срок окупаемости — 5 лет и 20% годовых) для «Таттелекома» и чуть меньше 8 (т. е. соответственно 8 лет и 13% годовых) для «Нутритека» и МТС. МТС и «Нутритек» — это быстрорастущие компании, поэтому ожидаю, что на деле срок окупаемости по ним будет около 5 лет с доходностью около 20% годовых. Эта доходность меня вполне устраивала, учитывая, что максимальная альтернативная доходность вложений в облигации в тот момент была тоже около 20%.

Перед остановкой торгов 17 сентября отношение цен купленных мной до этого акций к прибыли снизилось до 3 у «Таттелекома», до 5,3 — у «Нутритека» и до 6 — у МТС, сделав их еще более привлекательными для вложения. В тот день на волне общей распродажи на фондовом рынке подешевели и акции пяти других интересных мне компаний, до этого момента очень дорогих. Но даже на пике рыночного пессимизма среднее отношение цены к прибыли по этим 5 компаниям было около 10, что означает доходность 10% в год.

Стоит отметить, что эта ожидаемая доходность по вложениям в акции не является гарантированной и фиксированной, на деле она может быть как больше, так и меньше.

Большая синица в руках

Паника на российском фондовом рынке вызвала и снижение цен облигаций, что привело к появлению огромного списка облигаций с доходностью более 25% годовых. Это надежные, финансово устойчивые компании с благополучным бизнесом, часть из которых в государственной собственности.

Принимая решение о том, куда сейчас вкладывать сбережения — в акции интересных мне пяти компаний с ожидаемой, но не гарантированной доходностью минимум 10% годовых или в облигации надежных компаний с фиксированной доходностью минимум 25% годовых, — я предпочла облигации, в которые уже вложила на текущий момент 30% средств. Лучше синица в руках, чем журавль в небе. Тем более когда синица больше журавля в два раза.

Возможности кризиса

Я считаю, что на фоне сокращения денежной массы, роста процентных ставок и снижения инфляции вложения в растущий список облигаций надежных компаний с доходностью более 25% годовых не только выгодно, но и более надежно по сравнению с вкладами в коммерческих банках и тем более в недвижимость через долевое строительство. Ведь больше всего почувствовали текущий финансовый кризис банки и девелоперы, нуждающиеся во внешнем финансировании. Их облигаций я избегаю.

Сейчас для инвесторов на фоне подешевевших акций и облигаций открывается гораздо больше возможностей прибыльного вложения сбережений, чем в декабре 2007 года, когда даже самый доходный вариант — рублевый вклад в банке — с трудом покрывал растущую инфляцию.

Анна КОЗЛОВА