Общественная организация «Опора России», защищающая права малого и среднего бизнеса, на днях через СМИ рассказала о странностях уплаты страховых взносов индивидуальными предпринимателями в нынешнем году. В наше время никому нельзя верить, поэтому я постарался разобраться в этом вопросе самостоятельно. Выяснились две вещи. Во-первых, повода для громких криков пока нет. Во-вторых, ситуация с пенсионными взносами некоторых индивидуальных предпринимателей — действительно пример чистейшего, беспримесного непрофессионализма и наплевательского отношения к людям со стороны законодателей и чиновников.

Многие помнят, что в прошлом году была большая буча на тему слишком высоких взносов в Пенсионный фонд, которая привела к изменению формулы их расчета. Смысл изменений заключался в снижении фиксированных взносов для «самых маленьких» индивидуалов, имеющих низкий доход, и сохранении прогрессивного характера взносов для остальных. При совокупном доходе за год до 300 тыс. рублей индивидуальный предприниматель, работающий по «упрощенке», платит в Пенсионный фонд 17 328,5 рубля плюс 3 399 рублей в Фонд обязательного медицинского страхования, то есть всего 20 727,5 рубля. А с суммы, превышающей 300 тыс. рублей, — еще 1%. Послабление сделано и для «самых больших»: сумма взносов за год не может превышать 142 027 рублей. То есть при доходе свыше 12,1 млн рублей за год (примерно) она останется постоянной.

Казалось бы, все просто. Но дело в том, что упрощенных систем налогообложения в России не одна, а две. Для части предпринимателей весь или почти весь их доход (выручка) является, по сути, «зарплатой». С этого дохода они платят страховые платежи и налог в 6%, а остальные деньги могут тратить как угодно. Но у другой части предпринимателей есть высокие расходы на бизнес. Для них придумана вторая форма «упрощенки» — налог составляет 15%, но не от выручки, а от прибыли (разницы между доходами и расходами на ведение бизнеса). Например, для розничных торговцев это важно: они покупают товар оптом и продают его в розницу с некоторой наценкой, поэтому платить 6% со всего оборота для них накладно, лучше отдать 15%, но только от прибыли.

Логично предположить, что и взносы с налогами они должны платить с этой прибыли. С налогами так и есть. А вот с пенсионным взносом, как выяснилось, все значительно хуже: тот самый «дополнительный» 1% в Пенсионный фонд, оказывается, должен платиться со всей выручки, что в разы увеличивает его размер.

«Опора России» переживает: «Расчет взносов в ПФР с общей суммы доходов без учета расходов является серьезным ударом по бюджету малого предпринимательства, т. к. практически все ИП, применяющие … упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения «доход, уменьшенный на величину расходов», вынуждены будут уплатить взносы в ПФР по максимальному тарифу … 138 627,84 руб.» (цитата с сайта организации с небольшими сокращениями). «Опора» просит министра труда и социальной защиты Максима Топилина «подготовить официальные разъяснения», подразумевая под этим указание в адрес ПФР применять нормальную человеческую логику при уплате взносов.

Естественно, в Интернете тут же поднялась волна возмущения. Кто-то чего-то не понял, кто-то не дочитал, кто-то не умеет считать. Но дело дошло до истеричных постов в стиле «все пропало, все ИП с оборотом от 300 тыс. рублей в год будут платить по 140 тыс. рублей в год взносов». Не шучу — сам видел такой пост в Facebooke некоей дамы, которая ругает правительство за очередную гадость в адрес предпринимателей. В других постах она, что характерно, горячо поддерживает российскую политику в отношении Украины.

Как обычно, истерика происходит на пустом месте. Привести законы в соответствие со здравым смыслом, конечно, надо. Но, положа руку на карман, скажите: так ли трудно при нашей традиционной норме прибыли, инфляции и скачках курса поднять среднюю цену реализации товаров на 1%? Более того, если, как утверждает «Опора», «практически все» ИП-15% окажутся вынуждены платить максимальный тариф, то это значит, что очень многие из них имеют выручку больше (или намного больше) 12 млн рублей в год. То есть фактически их дополнительные расходы составят меньше (или намного меньше) 1% выручки. Тут по большому счету и говорить-то не о чем.

С оплатой этой суммы тоже особых проблем не намечается. Хотя 1% от годовой выручки, похоже, придется платить разово — в I квартале 2015 года, что может привести к формальным квартальным убыткам (да и то вряд ли), на реальных денежных потоках это практически не отразится. Главное — спокойно копить деньги в течение всего года, а не потратить их, внезапно оказавшись в январе-феврале перед необходимостью срочно найти где-то до 120 тыс. рублей.

В общем, с точки зрения реальной жизни, «история про 1%» не стоит той шумихи, что вокруг нее поднята. Но, с другой стороны, она в очередной раз очень хорошо показывает качество принимаемых отечественными законодателями решений. Никому из чиновников, писавших законопроект, никому из депутатов, нажимавших на кнопки в Думе, никому из экспертов и советников не пришло в голову внимательно перечитать текст и понять, что в нем что-то не сходится. Теперь эту ошибку придется исправить. Но очередной «осадочек» останется.

И в следующий раз предприниматель всерьез задумается — стоит ли платить налоги государству, которому настолько безразличны его граждане?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции