У меня для вас есть хорошая новость. В мире нашлась страна, которая практически немедленно готова полностью перейти на рубль в торговле с Россией. Догадываетесь, какая?

Дело было так. 5 июня во Владивостоке в ходе заседания межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка заявил: Россия и Северная Корея перейдут на расчеты в рублях уже в июне. Как же нам удалось добиться столь триумфальной победы на экономическом фронте?

«Решение о списании задолженности КНДР перед Россией позволило нам выйти на решение целого ряда вопросов, которые не могли решаться, потому что над нами висела эта задолженность. Уже в этом месяце между Россией и КНДР начнутся расчеты в рублях, будут открыты первые счета в российских банках. Возможность современных расчетов значительным образом ускорит и облегчит торгово-экономическое сотрудничество», — рассказал Галушка.

В начале мая президент Владимир Путин ратифицировал договор об урегулировании задолженности Северной Кореи перед Россией, размер которой на тот момент составлял 10,96 млрд долларов. Согласно этому договору, 9,87 млрд, или 90% общего долга, Россия молодому вождю КНДР Ким Чен Ыну (который, к слову, в отличие от папы, не боится летать на самолетах и даже избрал в качестве своего личного борта не какой-нибудь вражеский «боинг» или «эрбас», а наш родной «Ил-62») просто списала. Оставшуюся сумму — 1,09 млрд долларов — северокорейское правительство формально обязано выплатить 40 равными полугодовыми платежами в течение следующих 20 лет. Но даже если КНДР выполнит это условие, России деньги все равно не достанутся. По договору все платежи, направляемые Пхеньяном в счет погашения долга, возвратятся в КНДР и пойдут на финансирование проектов в области здравоохранения, образования и энергетики.

В общем, мы фактически подарили нищей Северной Корее, население которой выживает только благодаря гуманитарным поставкам риса, в том числе из ненавистной Америки, огромную для этой страны сумму — 11 млрд долларов. Что, в общем, правильно — все равно ведь не отдали бы. За это северокорейские власти любезно согласились торговать с нами за рубли и в качестве бонуса облегчили визовый режим при деловых поездках. Думаю, например, попавшим под санкции российским банкам это сильно поможет. Откроют отделения не только в Симферополе или Севастополе, но еще и в Хамхыне или Мунчхоне. Пополнят, так сказать, клиентскую базу новыми надежными вкладчиками и заемщиками. Там, если действительно дадут вести бизнес, за невозврат кредита точно будет расстрел — коллекторов просят не беспокоиться.

Мы хотим активно переходить на расчеты в национальных валютах и с Китаем. Однако краеугольный для наших новых особых торговых отношений газовый контракт будет осуществляться исключительно в долларах. И за 30 лет его действия скорее Земля сойдет со своей оси, чем мы начнем продавать газ Китаю за рубли.

Рубль станет популярной региональной валютой, не говоря уже о резервной мировой, только если российская экономическая мощь будет общепризнана сначала хотя бы в странах — участницах Евразийского экономического союза, а потом и за его пределами. Если ваша доля в мировом ВВП меньше 4%, экономика у вас при этом растет в лучшем случае на 1—1,5% в год, а по доходам на душу населения (по методике Всемирного банка) вы находитесь на 56-м месте в мире, трудно рассчитывать на то, что другие страны выстроятся в очередь, чтобы покупать у вас товары за вашу валюту.

Когда-то российские власти ставили цель добиться полной конвертируемости рубля. Частичной мы добились. Но если Россия претендует на какую-то выдающуюся экономическую роль в мире, она должна иметь соответствующие экономические показатели. В противном случае наша валюта будет нравиться как расчетное средство только странам, которые экономически намного слабее нас, да еще и при этом политически не имеют возможности активно сотрудничать с ведущими мировыми державами. Проще говоря, странам-изгоям. Вряд ли цель нашей нынешней политики — стать «первым парнем на деревне». Да еще и деревня, как раньше говорили, лежачая и располагается далеко от магистральных дорог развития человечества.

…Вот когда США будет покупать у нас за рубли высокотехнологичные товары, тогда и будем гордиться собой. А пока порадуемся хотя бы тому, что внутри России рубль начал хоть немного укрепляться.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции