Четыре маленьких банка, построившие бизнес на «бесплатном» обслуживании счетов, недавно достигли суммарной численности клиентов в миллион человек, из них 300 тыс. добавились за последние 12 месяцев. Учитывая, что население Чехии — всего около 10 млн человек (а взрослых, соответственно, еще меньше), успех mBank, Equa Bank, AirBank и ZUNO Bank впечатляет. Если к приведенным данным добавить 350 тыс. клиентов банка FIO, также отличающегося низкими расходами на ведение счетов и операции, масштаб изменений станет еще понятнее.

Однако важнее другое. Журнал Ekonom приводит слова представителя одного из «революционных» банков: по его данным, примерно 60% новых клиентов переводят свои счета к ним из крупного банка (на чешском рынке пока доминируют три больших частных банка с иностранными корнями). Гиганты теряют клиентов на глазах, причем процесс ускоряется с каждым годом. Чешское общество довольно консервативно и неторопливо, поэтому людям потребовалось несколько лет, чтобы присмотреться к новичкам, решить, можно ли с ними иметь дело и в чем, собственно, подвох. Теперь же, поняв, что «система работает», чехи массово закрывают счета в неповоротливых монстрах и переходят на обслуживание к новичкам.

Банки, (почти) не берущие денег за обслуживание, вынуждены экономить. Поэтому отделений у них не так много, они не такие большие и не такие богато отделанные, как у «традиционных» банков, а большинство операций можно (и нужно) проводить через Интернет — на сайте банка или с помощью мобильного приложения. Естественно, банки не только обслуживают текущие счета «физиков», но и выдают кредиты, работают со счетами компаний. Тоже дешево. Тарифы в этих банках не только низкие, но и простые. Это важно для страны, где по традиции описание банковского тарифа может занимать пару страниц, а деньги берутся за любое действие отдельно. Здесь же платишь от нуля до 100 крон в месяц (170 рублей) и получаешь почти полную свободу действий со счетом, картами, вкладами, интернет-платежами и любыми другими услугами банка.

По большому счету ничего особенного: переход на удаленное обслуживание и сокращение издержек банка для снижения расходов клиентов — мировой тренд. В чешском случае интересны два момента. Во-первых, скорость изменений: банковский ландшафт меняется буквально на глазах, казавшиеся вечными ČSOB (принадлежит бельгийской группе KBC) и Česká spořitelna (входит в австрийскую Erste Group) отступают и вынуждены сами менять свои подходы к бизнесу.

Вторая особенность «революции» — ее медийный образ. События на финансовом рынке подаются как борьба маленьких, гибких, умных банков против отживших свое монстров, не успевающих меняться вслед за своими клиентами. Интересно тут то, что данный образ имеет довольно слабое отношение к реальности. За маленькими продвинутыми «революционерами» стоят не меньшие монстры, чем те, с кем они борются. mBank — прикрытие для второго по размеру германского банка Commerzbank, ZUNO Bank — проект Raiffeisen Bank International, который входит в крупнейшую банковскую группу Австрии, AirBank принадлежит группе PPF самого богатого чеха Петра Келлнера (в России она контролирует Хоум Кредит Банк). Из этого ряда несколько выбивается Equa Bank, созданный британской инвестиционной компанией AnaCap, но, скорее всего, рано или поздно он будет продан кому-то из больших банков.

Получается, что «революцию» устроили в основном точно такие же слоноподобные банки, как и те, против кого она была направлена. А все рассказы о «маленьких, но смелых» — не более чем пиар-туман, прикрывающий передел рынка. С другой стороны, клиентам по большому счету все равно, кто и с каким капиталом стоит за его банком, особенно если можно сэкономить на обслуживании пару сотен в месяц.

А для самих больших банков, рискнувших работать по-новому, создание специальных «революционных» брендов — способ контролировать репутационные риски. Все-таки банковский бизнес консервативен, солидному учреждению не пристало бросаться в авантюры с бесплатными счетами и простыми тарифами. К тому же, если в конечном итоге проект не «выстрелит» (прибыль показывает пока только mBank, остальные живут на деньги «родителей»), позор поражения не падет на основной бизнес. Зато если эксперимент окажется удачным, опыт, наработанный на венчурных проектах, можно будет применить и в главном банке.

В России есть подобные проекты, хотя и со своей спецификой: они почти ничем не отличаются от десятков «настоящих» средних и малых банков. Группа ВТБ вышла на рынок розничного кредитования с брендом «Лето», у Сбербанка есть собственная «площадка для экспериментов» — «Сетелем», группа «Лайф» заигрывает с клиентами брендом «Пойдем!» с котиками в оформлении сайта. Правда, никакой революции они пока не совершили. Возможно, прошло еще слишком мало времени. Возможно, никто из них пока не смог предложить людям ничего по-настоящему нового и захватывающего. С другой стороны, банковский рынок в России более развит и разнообразен, чем в Чехии, а клиентов сложно чем-то удивить. Да и слово «революция» в последнее время в России не в почете.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции