Российские банковские «голубые фишки» – акции Сбербанка и ВТБ – находятся на низких уровнях, явно не соответствующих финансовым показателям этих банков. В первую очередь, результатам банков по МСФО за 2013 год и за I квартал 2014-го.

У Сбербанка банковский мультипликатор P/B (отношение рыночной капитализации к капиталу) находится на уровне 0,94, у ВТБ – и вовсе на уровне 0,61. Получается, что оба банка оценены рынком дешевле их капитала. Основной причиной столь низкой оценки лидеров российского банковского бизнеса является неприятие инвесторами российских рисков. В значительной степени давление на российские активы вызвано украинскими событиями. Можно ожидать, что ослабление конфликта на юго-востоке Украины приведет к росту акций Сбербанка и ВТБ.

Рассмотрим более подробно результаты ВТБ. По итогам 2013 года группа получила рекордную прибыль в 100,5 млрд рублей, что на 10,9% превосходит результат 2012 года. Финансовый результат I квартала 2014 года составил всего 0,4 млрд рублей против 15,7 млрд за I квартал 2013-го, однако это снижение было обусловлено созданием резервов: за квартал 2014 года были созданы резервы под обесценение долговых финансовых активов на сумму 47,6 млрд рублей, что на 116,4% больше, чем год назад: тогда резервы были созданы на 22 млрд рублей. В то же время чистые процентные доходы банка по сравнению с I кварталом 2013 года выросли на 21,8%, а чистые комиссионные доходы – на 24,3%, что указывает на сохранение вполне здоровых тенденций развития банка. Стабилизация ситуации в экономике позволит ВТБ распустить резервы.

Следует отметить прорыв в сегменте private banking: в ВТБ 24 рост депозитов состоятельных клиентов достиг 44%. Деятельность ВТБ 24 в качестве банка-агента АСВ по выплате страхового возмещения принесла свои плоды: в последнем квартале 2013 года количество клиентов, получивших выплаты АСВ и впоследствии разместивших средства во вклады ВТБ 24, превысило 40 тыс. Доля таких вкладов в новом привлечении средств физлиц составила около 5%. Да и в целом банковский микрокризис привел к перетоку клиентов из частных банков в государственные, в первую очередь в Сбербанк и группу ВТБ. Кроме того, госбанки получили львиную долю средств, выделенных ЦБ и Минфином на поддержание банковского сектора в условиях банковского микрокризиса и санкций.

Задолженность Сбербанка перед ЦБ по кредитам под нерыночные активы (читай: под залог прав требования по корпоративным кредитам) за пять месяцев 2014 года выросла на 423,5 млрд рублей, у ВТБ – на 138,5 млрд, в сумме на 562 млрд рублей.

Задолженность всех кредитных организаций перед ЦБ по кредитам под нерыночные активы за пять месяцев 2014 года выросла на 781,7 млрд рублей. Следовательно, у финорганизаций, помимо Сбербанка и ВТБ, эта задолженность увеличилась всего на 219,7 млрд рублей. Таким образом, Сбербанк и ВТБ получили за этот период 71,9% общего объема кредитов ЦБ под нерыночные активы.

Что касается депозитов Минфина, то за пять месяцев 2014 года их объем вырос более чем шестикратно – на 520%, или на 520 млрд рублей, со 100 млрд рублей на 1 января до 620 млрд рублей на 1 июня. Естественно, их большая часть досталась опять-таки Сбербанку и ВТБ: за пять месяцев 2014 года задолженность по депозитам Минфина выросла у Сбербанка на 256,8 млрд рублей, у ВТБ – на 98,8 млрд, в сумме на 355,6 млрд рублей. В сумме с вливаниями ЦБ – 917,6 млрд рублей.

Мощная господдержка помогает Сбербанку и ВТБ уверенно преодолевать очередные зоны турбулентности. Доступ к относительно дешевому и почти неограниченному ресурсу государственного финансирования создает огромное конкурентное преимущество в условиях структурного дефицита ликвидности. Замещение внешних источников финансирования внутренними рационально в ситуации, когда внешние источники становятся недоступными. Вполне естественно, что в условиях кризиса государство, поддерживая национальную экономику, становится источником финансирования. Неудивительно, что основным каналом инвестиций госсредств в экономику являются госбанки. Особенно с учетом огромных злоупотреблений, выявленных в ряде частных кредитных организаций, например, Мастер-Банке и Мособлбанке. Чего стоит пример лишившегося лицензии в 2010 году Международного Промышленного Банка, который остался должен Банку России 32 млрд рублей.

Большая независимость от государства по сравнению с ВЭБом позволяет сохранять Сбербанку и ВТБ позитивную рентабельность, тогда как ВЭБ за I квартал 2014 года потерпел убыток в размере 11,8 млрд рублей.

Наличие кредитного ресурса в условиях дефицита ликвидности позволяет госбанкам привлекать новых корпоративных клиентов, что ведет к переводу в них оборотов и зарплатных проектов. Перевод оборотов позволяет расширять ресурсную базу за счет средств клиентов. Таким образом, возникает мультипликативный эффект: кредиты ЦБ под нерыночные активов и депозиты Минфина генерируют корпоративные кредиты на большую сумму. Госбанки, по существу, являются «трансмиссионным механизмом» экономической политики государства.

В колонке «ВТБ: един в трех лицах» я уже обсуждал перспективы объединения ВТБ с Банком Москвы и ВТБ 24. Интеграция позволит усилить центр управления группой ВТБ, повысить уровень унификации и централизации функций контроля и поддержки. И в конечном итоге перейти на единую технологическую платформу. Ожидаемый мощный синергетический эффект позволит существенно снизить издержки и повысить прозрачность и управляемость бизнеса. Юридическое объединение и технологическая интеграция усилят конкурентные позиции ВТБ и окажут позитивное влияние на цену бумаг этого банка.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции