Банк Barclays удостоился особливого внимания американской прокуратуры. Его обвиняют в мошенстве. Засветился «темный пул» — сообщество крупных клиентов банка, которые торговали анонимно ценными бумагами на большие суммы. Банк, по версии прокуратуры, сам приглашал туда сомнительных дельцов и построил свою работу так, что все — ради членов «темного пула», а интересы нормальных клиентов по боку. Дошло до того, что, принимая решение в пользу пула, банк врал простым клиентам — дескать, для вашего блага действую. Отчего последние страдали — ведь банк скрывал, что ради «акул» шел на риск, и все провалы в прибылях нормальных клиентов объяснял «тяжелой экономической ситуацией».

Дело пока только разворачивается, чем закончится — непонятно, Barclays со следствием сотрудничает (а у него есть выбор?) и по итогам либо откупится, вполне по закону, либо сместит некоего топ-менеджера, обвинив его во всех смертных грехах. Ну или, скорее, и то и другое. Конечно, все это порождает неприятные аналогии с нашим банковским сектором, который такими «акулами», как выяснилось, кишит, и список банков, работающих на интересы «акул», ЦБ вроде бы давно ведет и вскоре готов разглашать публично.

Получается, банковская система в принципе не защищена от спекуляций и обмана, если даже такие, как Barclays, попадают под обстрел со стороны правоохранителей? Получается, да, и тут, конечно, сразу вспоминается фильм «Волк с Уолл-стрит», который я как кинокритик по диплому должен признать лживым и натужным.

Фильм — если вдруг вы его не смотрели — обильно демонстрирует акты половой разнузданности, сцены приема наркотиков вместе с алкоголем, эпизоды, которые сделали бы честь поделкам вроде «Мальчишник в Вегасе». В общем, здесь американский кинематограф сполна отдал дань своеобразному «юмору ниже пояса». Мир банкиров и биржевиков предстает как место, где деньги легко заработать, весело тратить, где нет семьи, нет заботы о пресловутом здоровье, на чем помешан рядовой американец. Где нет морали и нравственности. Да и какой толк соблюдать мораль и нравственность в отношениях с противоположным полом, если не морально и не нравственно заработаны деньги? То, что добыто преступным путем, и тратить можно так же.

Картинка получилась, конечно, красивая, хотя уже к первой трети фильма теряешь нить, кто с кем спит и на каком наркотике сидит. Реальность, увы, совсем не такова, отчего объявляю создателей фильма лакировщиками и украшателями.

Вот взять тот же Barclays — есть ли там такое? Приглашают ли проституток на корпоративы? Пьют ли виски с утра? Водят ли машину в обдолбанном состоянии? Нет, нет и нет. Эти строки пишет человек, который общался и с реальными волками на Уолл-стрит, и с реальными швейцарскими банкирами.

Последний швейцарский банкир, с которым я общался, предстал глуховатым пожилым человеком, который уже не может водить машину и из экономии перемещается на метро. Он пригласил меня в ресторан: лягушки, фуа-гра, все дела. За столом оказался другой швейцарский банкир, и зашла речь о древности рода того и другого. А поскольку «мой» банкир некогда родился в Румынии, но отстаивал версию своей исконности на швейцарской земле, это был занятный разговор. Естественно, никаких «кокосов» и вообще излишеств, в 9 часов стороны извинились, пора спать, ужин надо сворачивать. На Уолл-стрит и вовсе тоска, народ запихивает себя в деловые костюмы, следует на службу, потом скопом со службы, забивая коммуникации общественного и не очень транспорта, в воскресенье церковь, в субботу гольф, фотографии детей на полированном рабочем столе.

Очень скучно жить в этом мире, вопреки Голливуду. Скучно воруют, скучно тратят. Голливуду хотелось бы, чтобы — ах — и феерия, стиль Киркорова, все в перьях, все громко и пафосно. А ведь не так: одни — читай: простые граждане — унылым трудом зарабатывают, другие с геморроидальным выражением лица отнимают и стыдливо тратят. Это стилистика Корейко и Альхена, а не героя Леонардо ди Каприо. От чего дело Barclays выглядит даже как-то более мерзко, чем оно есть.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции