Есть такой дурацкий пафосный оборот речи: «глубоко символично». Так вот, глубоко символично, что о первом иске прокуратуры Севастополя к украинскому банку стало известно ровно в тот день, когда Украина подписала экономическую часть соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Итак, прокуратура Севастополя подала иск к украинскому Райффайзен Банку Аваль, требуя выполнить обязательства перед клиентами по всем депозитным договорам. По информации «Коммерсанта», рассмотрение иска назначено на 7 июля. Украинский Райффайзен Банк Аваль ушел из Крыма и Севастополя в апреле — через несколько недель после включения этих территорий в состав России. И, понятное дело, вернется не раньше, чем Крым вернется в состав Украины. То есть, видимо, никогда.

Севастопольский суд уже удовлетворил заявление прокуратуры об обеспечительных мерах, обязав ответчика передать находящееся в Севастополе имущество доверительному управляющему по выбору ЦБ. У Райффайзен Банка Аваль в Крыму и Севастополе было восемь отделений, все они, естественно, закрыты. И в любом случае, без всяких судебных решений, уже могут быть использованы местными и российскими властями, как им вздумается. Украинские вкладчики банка в Севастополе теперь по факту стали российскими. По крайней мере те из них, кто имеет российское гражданство, а в Севастополе их, подозреваю, близко к 99%. И платить этим людям по вкладам по элементарной логике должна Россия — либо через уже созданный Фонд защиты вкладчиков, либо через тот российский банк, который станет владельцем отделений и невольным правопреемником украинского «Райффайзена». Что еще более удивительно, Райффайзен Банк Аваль был одним из немногих украинских банков, который как раз собирался рассчитываться с вкладчиками в Крыму и Севастополе. Тем более что для банка это небольшой объем обязательств.

Зачем же подавать заведомо ничтожный с юридической точки зрения иск? Наверно, у прокуратуры Севастополя пока не особенно много работы и нужно имитировать бурную деятельность. Опять же какой прокурорам сразу пиар: надзорный орган мужественно борется за права вкладчиков, «обманутых» украинским банком. Но интереснее не эта бессмысленная активность правоохранителей, а то, как повернулась история. Если бы Украина, как собиралась, подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом семь месяцев назад, не было бы ни майданов, ни тысяч трупов, ни смены власти в Киеве, ни крымского кульбита, ни «народных республик», ни международных санкций против России. Райффайзен Банк Аваль, как и еще восемь десятков украинских банков, работал бы себе в Севастополе и исправно платил по вкладам, привлекая новые. И даже российских банков там было бы не меньше, чем сейчас.

Теперь произошло то, что могло произойти в ноябре прошлого года. Украина все равно подписала никого ни к чему не обязывающую и ни на шаг не приближающую ее к Европе ассоциацию с ЕС. Но как изменился за этот совсем недолгий срок внешний антураж! Крым теперь по факту российский. А значит, судьба крымских вкладчиков, равно как и кредиторов, — российская забота. При этом Украина выиграет в любом суде, кроме российского, любой иск, обязывающий крымских и севастопольских заемщиков платить по кредитам украинским банкам. А Россия в любом суде, кроме российского, любой иск, обязывающий украинские банки платить крымчанам и севастопольцам по вкладам, проиграет. Но этот выигрыш и этот проигрыш одинаково не будут иметь никакого отношения к реальности: крымчане наверняка без давления российских властей не заплатят украинским банкам по кредитам, а украинские банки не отдадут крымчанам вклады. Разве только по доброй воле.

Трудно сказать, как повернулась бы история, если бы главным банком в Крыму и Севастополе был не украинский ПриватБанк (на одного из его владельцев, губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского на днях завел уголовное дело наш Следственный комитет, и это тоже пример абсолютно бессмысленной пиар-активности правоохранителей), а, скажем, российский Сбербанк. Возможно, Украина не стремилась бы так сильно в ЕС — такой выбор в конце прошлого года, по всем опросам, поддерживало даже большинство крымчан и севастопольцев, а также жителей нынешних «народных республик на юго-востоке страны. Но теперь Крым российский. А вот Сбербанк оттуда ушел совсем, опасаясь ровно того же, что и Райффайзен Банк Аваль, — международных санкций.

Любое действие рождает противодействие. За любой триумф надо платить. Когда мы предъявляем заведомо проигрышные или заведомо выигрышные иски тем, кто все равно не удовлетворит наши требования, мы предъявляем эти иски себе.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции