С наступлением июля для банков открывается новая страница во взаимоотношениях с их частными клиентами, стратегически важными клиентами, американскими клиентами и, может быть, даже с Банком России. Вступление в силу и инициирование целого ряда важных законов и законопроектов – от закона «О потребительском кредите» до поправок в КоАП и закон «О банках и банковской деятельности» – гарантирует банкирам несколько месяцев незабываемых ощущений от попыток соблюсти все нормы российского и американского законодательства. Не зря, кстати говоря, накануне наступления второго полугодия председатель ЦБ Эльвира Набиуллина встретилась с Владимиром Путиным. Думаю, что совпадение дат неслучайно (хотя могу и ошибаться).

Впрочем, насколько подробным и обстоятельным был разговор президента с главой ЦБ, можно только догадываться. Важным представляется то, что Владимир Путин проявил интерес к проводимой регулятором «прополке» банковских рядов. И отметил, что действия ЦБ должны соответствовать возможностям Агентства по страхованию вкладов в его работе по возврату застрахованных вкладов. Позволю себе роскошь полностью привести цитату Владимира Путина в версии агентства ИТАР-ТАСС: «Требования закона о защите интересов вкладчиков должны полностью соблюдаться теми структурами, на которые эта ответственность возложена, нужно внимательно за этим наблюдать. И Агентство по страхованию вкладов должно соответствующим образом своевременно реагировать /…/ Действия (Центробанка) должны соотноситься с возможностями агентства».

Возможности АСВ, действительно, хотя и велики, но, как говорил классик, «безграничны» только «в пределах разумного». 1 октября прошлого года объем фонда страхования вкладов равнялся 232,4 млрд рублей. По последним официальным данным, 2 июня 2014 года он составлял уже 154,7 млрд рублей – правда, в интервью «Коммерсанту» 5 июня заместитель гендиректора АСВ Андрей Мельников сообщил, что за вычетом зарезервированных на выплату средств объем фонда составляет около 118 млрд рублей. То есть меньше чем год активности ЦБ по очистке системы стоил АСВ половины средств фонда. Мособлбанк с его более чем 90 млрд рублей вкладов уже решили санировать, а не банкротить. В надежде, что хотя бы части потерь удастся избежать.

Конечно, фонд страхования вкладов еще далек от исчерпания и, в общем, это только «первая линия» обороны. По закону «О страховании вкладов физлиц в банках РФ», совет директоров АСВ вправе запросить у ЦБ для финансирования выплат возмещений по вкладам кредит без обеспечения на срок до пяти лет. И Банк России кредит, конечно, даст. Но надо же понимать, что время сейчас не самое простое, «семь тучных лет» уже подходят к концу, и потому все обещания, даже прописанные в законе, лучше воспринимать как меру психологической поддержки. И за эти флажки лучше не забегать.

То, что сейчас есть у АСВ, – это 118 млрд рублей плюс планируемые 70 млрд рублей поступлений от банков, из конкурсных масс ликвидируемых организаций и инвестиционного дохода. И это, видимо, та сумма, в рамках которой Банк России сможет продолжать проводить свои мероприятия по очистке банковской системы, – но не более того. Потому что, как мне показалось, Владимир Путин, говоря о возможностях агентства, проявил не просто заботу об интересах вкладчиков тех банков, которые могут попасть под прицел ЦБ. Заботу он, конечно, проявил тоже. Но еще он проявил обеспокоенность. А такие вещи без внимания не остаются.

Я не очень уверен, что известная осторожность в деле отзыва лицензий станет безусловным благом для банковской системы. Но совершенно точно, что у оставшихся банков и без проведения противоправных операций забот будет предостаточно. Пусть отдышатся, пока им скидка вышла.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции