Зачистка банковского сектора привела к угрозе дефолта АСВ. Нужно ли ЦБ с учетом осушения фонда страхования вкладов остановить волну отзывов лицензий у относительно крупных банков, даже если они занимаются мошеннической деятельностью? Следует ли отправлять криминальные пустышки на санацию?

30 июня Владимир Путин сказал главе Центробанка Эльвире Набиуллиной: « […] все-таки ваши действия должны соотноситься с возможностями этого агентства». На что руководитель ЦБ ответила: «Безусловно. И мы, кстати, всегда, если есть возможность – экономическая возможность, иная, – применяем решение о санации […]».

По существу, регулятора попросили остановить волну отзывов лицензий у относительно крупных банков, снизить давление на Агентство по страхованию вкладов, колоссально возросшее из-за зачистки банковского сектора. Потому что Боливар не выдержит второго банковского микрокризиса, хребет сломается. АСВ постигнет дефолт, если ЦБ не поможет кредитом. Интересно, что когда впервые был поднят вопрос о дефолте АСВ, мало кто верил в такую перспективу. Стремительное исчерпание фонда, начавшееся после отзыва лицензии у Мастер-Банка, наглядно демонстрирует такую возможность.

Какой сигнал президент дает вкладчикам? ЦБ вынужден будет не отзывать лицензии у достаточно крупных банков, а отправлять их на санацию. Значит, можно безбоязненно нести вклады в банки-помойки, лишь бы они были достаточно велики. Пример такой помойки – Мастер-Банк. Теперь бы у него совершенно точно не отозвали лицензию.

Значит, снижается порог для признания банка too big to fail (слишком большим, чтобы разориться). Раньше таким негласным порогом был критерий отнесения банка к категории системно значимых. Так, Мастер-Банк мог попасть в эту категорию самым «маленьким», а вкладов в нем на 1 ноября 2013 года было на сумму 46,9 млрд рублей.

Раз вкладчики перестают обращать внимание на надежность банка и несут вклады в любую помойку, даже и с превышением, лишь бы высокие проценты предлагала, риски банковского сектора возрастают. Ведь тем самым стимулируется экспансия наиболее ненадежных банков.

Почему ЦБ должен принимать решение об отзыве лицензии или санации, невзирая на размер фонда? Потому что значимыми для него должны быть только вопросы экономической эффективности и системной значимости: во-первых, как дорого государству обойдется тот или иной вариант, во-вторых, вызовет ли отзыв лицензии эффект домино, как это произошло в случае Мастер-Банка. Санировать пустышку не только бессмысленно, но и вредно, если она не является системно значимой. Однако если смотреть на сдувшийся фонд АСВ, то вроде бы надо. Санация пустышки обойдется государству дороже, чем отзыв лицензии. Ведь рассчитываться в случае отзыва нужно только с вкладчиками и индивидуальными предпринимателями в пределах страхового возмещения, а в случае санации пустышки – со всеми кредиторами банка.

В связи с настоятельной рекомендацией регулятору учитывать возможности АСВ задумаемся, что будет, если судья начнет принимать решения о тюремном заключении с учетом того, достаточно ли в тюрьме мест и есть ли в казне деньги на содержание преступников?

Итак, происходит смещение от относительно дешевого отзыва в пользу более дорогой санации. Но тогда у ЦБ снижаются стимулы для наказания банка, занимающегося противоправной деятельностью. Ведь наказание начинает обходиться дороже. Такая демотивация регулятора приведет к тому, что последователи недобросовестных банкиров начнут размножаться, как кролики. Чем дольше позволяем гнить криминальному банку, тем сильнее он заражает сектор и экономику и тем дороже его санация или банкротство обходятся государству. Пример: про художества Мособлбанка регулятор знал с 2011 года. Если бы тогда придушили эту мошенническую структуру, то в 2014 году не пришлось бы выделять сотню миллиардов рублей на ее санацию.

Что нужно делать? Проводить зачистку со всей строгостью. Решение о санации должно приниматься регулятором, исходя исключительно из двух факторов: экономической целесообразности и системной значимости. Забота о фонде АСВ не должна входить в сферу ответственности ЦБ. Проблема пополнения фонда должна решаться независимо от ЦБ. Причем с двух концов: и с притока, и с оттока. Приток необходимо усилить, в первую очередь за счет ненадежных банков, предлагающих высокие ставки по вкладам, путем введения дифференцированного страхования. Если ситуация будет усугубляться, то следует поднять ставку страхового взноса. Сейчас она равна 0,15%, закон позволяет поднять ее до 0,3% с некоторыми оговорками. Кроме того, следует активнее и качественнее пополнять конкурсную массу, тогда и фонд будет расти. Например, увешанные сообщениями АСВ окна бывшего офиса Мастер-Банка на 1-й Тверской-Ямской покрываются грязью, офис до сих пор не передан другому банку. А ведь скоро будет год с момента отзыва лицензии у Мастер-Банка.

Отток средств из фонда следует ослабить. Только что заместитель председателя ЦБ Михаил Сухов озвучил интересное предложение – не страховать вклады с рекордно высокими ставками. Надо глушить на корню фантазии депутата Ивана Никитчука из фракции КПРФ, известного законопроектом о запрете курения и продажи табака женщинам до 40 лет. Сначала коммунист и по совместительству радетель за благосостояние VIP-вкладчиков предложил отменить ограничение страхового возмещения по вкладам. После доходчивого объяснения, что фонд страхования вкладов не резиновый и что инициатива чревата дефолтом АСВ, пламенный коммунист не успокоился и внес новый законопроект – повысить страховое возмещение по вкладам до 3 млн рублей. Это после того, как мощное сокращение фонда из-за микрокризиса заставило отказаться от идеи повышения страхового возмещения по вкладам до 1 млн рублей.

Кроме того, необходимо проводить показательные экзекуции собственников и топ-менеджеров мошеннических банков. Строгость возмездия, несомненно, снизит нагрузку на АСВ.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции