Догнать и перегнать «загнивающий Запад» на пути в светлое завтра у нас пока не вышло. Зато получилось кое-что позаимствовать. Не только любовь к музыке бедных кварталов Нью-Йорка. Кредитные институты тоже. А значит, скоро у нас здесь будет как у них там.

Долго название придумывал для этой колонки. Нужно было какое-то романтичное. Потому что вообще-то речь пойдет о… фурункулезе, мигрени и неграх с нетрадиционной сексуальной ориентацией! Конечно, не только и не столько, но про это тоже. Согласитесь, в статью с фурункулом в заголовке на банковском портале кликнули бы немногие.

А речь вот о чем. Буквально только-только приняты поправки в закон «О кредитных историях», я писал. И они плавно ведут нас к тому, что кредитная информация сейчас и в будущем будет находить все больше и больше применений. Не только при обращении в банк — в бытовых вопросах тоже. Как раз как это уже происходит в Америке.

Я опросил наших, пробывших там долгое время (кое-кто и остается), чтобы узнать, так сказать от первого лица, насколько реально тесно связаны граждане соединенных североамериканских штатов со своей кредитной историей и скорингом. Оказалось — более чем.

Маша жила во Флоридской области. Хорошая такая Маша, красивая. Пять лет жила и вроде как не особенно собиралась домой. И вот однажды — всякое случается в жизни — выскочил у Маши фурункул. Следуя инстинкту самосохранения, а также инструкции Минздрава, втемяшенной в голову всем советским детям, Маша обратилась в травмпункт. Дело было в воскресенье, но врач был, все сделал как надо. Однако потом выяснилось, что страховая не готова платить за Машину операцию. Ничего, мол, критичного, могли бы а) спокойненько дождаться понедельника, б) обратиться в какую-нибудь нормальную клинику. А счета были немаленькие. Я не понял хорошенько почему, но медики выставили сразу два счета. Один — сама клиника, другой — врач. И оба — по 1 тыс. долларов. Маша пошла в отказ. Сказала, что ничего платить не будет никаким врачам. Есть страховая, мол, с ними и разбирайтесь, кто кому чего сколько должен. Уже очень скоро Маше начали звонить коллекторы (никаких 180 дней, все оперативно до ужаса). Сошлись на том, что Маша будет выплачивать по 10 долларов в месяц и когда-нибудь, лет через 100, медики получат свои тысячи за фурункул.

Какое отношение это все имеет к кредитной истории, спросите вы?

У нас бы не имело никакого. А у них в кредитную историю всякие организации информацию поставляют. И когда Маша начала «качать» свою, как это у них принято, через открытие счета, снятие и внесение средств, ей даже кредитную карточку не выдали. Так и сказали: мол, вы, барышня, даже с фурункулом справиться не можете, куда вам серьезный кредитный продукт?

А закончилось все хорошо. Маша вернулась в Россию, устроилась работать в здешний филиал крупной отельной сети, и уж что-что, а кредитная история у нее в полном порядке.

…А этот случай произошел на противоположном берегу континента. В городе-герое Сан-Франциско, который среди прочего славится своим парком «Золотые ворота», где кого и чего только нет! В том числе и давешних моих негров всякой ориентации, которые в качестве гомеопатического средства от мигрени больше всего предпочитают отличную калифорнийскую марихуану. В порядке вещей, ага.

Чтобы не встречаться с ними слишком часто, Дима решил снять домик в пригороде. Вообще-то Дима — ученый. Причем хороший, настоящий. Он и в Америку-то поехал, потому что позвали за золотые мозги. Но папа у него в свое время сначала отлично встроился в пресловутую вертикаль власти, а потом еще более удачно обзавелся маленьким «свечным заводиком». Поэтому кроме тамошнего гранта у него было с собой еще несколько (много) тысяч долларов. Мог себе домик в пригороде позволить.

Но! Показав ему пять или шесть вариантов и даже несколько поторговавшись по поводу цены, миловидная женщина с папочкой сдавать выбранное жилье респектабельному иностранцу отказалась. Дима говорит, это был самый короткий диалог в его жизни:

— Кстати, а у вас есть кредитная история в Америке? А какой у вас скоринг?

— Эм… вы знаете, я приехал буквально три дня назад.

— Понятно. Извините, я не смогу вам ничем помочь.

Договориться или «договориться» не получилось. Тут как в одном нашем жестоком анекдоте: «Нет ручек — нет варенья». Не свечной бы заводик отца, пришлось бы Диме как пить дать в кампус ехать или снимать что-нибудь в районе Тендерлойн в компании проституток, бомжей и прочего колоритного народа. А так что? Взял, да и купил тот самый дом, который смотрел. Миловидная женщина помогла оформить бумаги. Зря она говорила, что ничем не может помочь, да?

Ну, какие тут можно сделать выводы в самом деле? А тем более прогнозы... Утверждать голословно, что через пять лет у нас будет так же, как минимум наивно. Но логика приблизительно такая. Предпочитая заимствовать рабочие схемы «оттуда», а не изобретать велосипеды банковская система России рано или поздно в части кредитной информации дойдет до какого-то такого же уровня, как в США. Рассорился со страховой — все, никаких тебе карт. Приехал неизвестно откуда — «о, нам так жаль, но докажите сначала вашу состоятельность и благонадежность, потом будем иметь дело». Это не то, чтобы хорошо, но и не плохо ведь? Как-то просто и ясно. Четко. И, в общем, логично. Я в целом за такие перемены. Во всяком случае, мне от НБКИ скрывать нечего (смайл). А вам (два смайла)?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции