При сохранении нынешнего тренда в социальной политике России поколение тридцати-сорокалетних практически наверняка будет получать государственную пенсию — то есть столько денег, сколько захотят дать будущие чиновники.

Похоже, окончательный отказ от накопительной пенсионной системы в России не за горами: вице-премьер Ольга Голодец, по уверениям источников РБК, намекает на продолжение практики заморозки пенсионных отчислений. А почему бы и нет? Процесс изъятия у населения пенсионных денег 2014 года в обмен на виртуальные «баллы» прошел гладко — пресса осенью прошлого года немного побузила, НПФы утерлись, а народ, как обычно, махнул рукой: не до пенсий, когда вокруг «бандеровцы, геи и пятая колонна». Вполне логично, что столь успешную спецоперацию власти могут провернуть еще раз — уже с деньгами 2015 года. А потом наверняка еще много-много раз — вплоть до тех пор, когда никто уже не будет вспоминать, что пенсионные деньги могут идти не на внеплановое расширение территории страны и дворцы приближенных к власти «предпринимателей», а на инвестиции в экономику в интересах работающих людей.

Напомню вкратце, о чем речь. В действующей пенсионной системе часть будущей пенсии должна выплачиваться из накоплений, сделанных ныне работающими людьми. Эти накопления зачисляются на персональные счета и передаются по желанию человека в тот или иной частный пенсионный фонд или в государственную управляющую компанию. Управляющие инвестируют эти деньги, после чего основную часть прибыли от инвестиций добавляют к накопленным деньгам «вкладчиков». В итоге, если будущий пенсионер удачно выбрал управляющего, он получит пенсию побольше, если неудачно — поменьше. На самом деле разница не гигантская, но для пенсии и лишняя тысяча рублей в месяц не лишняя.

Альтернатива такой системе — полностью государственная пенсия. В этом случае человек всю рабочую жизнь фактически платит в бюджет «пенсионный налог», а после выхода на заслуженный отдых государство в благодарность за труд дает ему какие-то деньги. Сумма такой пенсии зависит исключительно от экономического положения в стране и желания чиновников содержать пенсионеров. Теоретически размер госпенсии может зависеть от прежних доходов (и, соответственно, суммы уплаченного «налога»), но практически этой величиной легко манипулировать: чиновники любят придумывать разные «пенсионные формулы», «справедливые коэффициенты», «границы» и тому подобное. Смысл такой системы для государства очень прост: деньги у работающих людей в бюджет отбирают прямо сейчас (и их можно тратить на что угодно), а пенсии будут платить когда-нибудь потом уже другие люди и неизвестно в каком размере.

В России пенсионная система пока комбинированная — есть и накопительный элемент, и государственный. Но в последние годы наблюдается явное желание чиновников отказаться от накопительного элемента и экспроприировать все пенсионные деньги в пользу государства.

Финансово-экономический блок правительства в целом против такого поворота в экономической политике. Министр экономического развития Алексей Улюкаев недавно ни с того ни с сего напомнил гражданам через прессу о событиях прошлого года, а министр финансов Антон Силуанов был вынужден раздраженно заметить, что выведенные из пенсионной системы средства уже частично потрачены, а частично распределены. После чего «знающие люди» через РБК рассказали, что в правительстве уже идет борьба за накопительные пенсионные отчисления 2015 года. Мол, вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец желает повторить изъятие, а все остальные, включая перечисленных выше министров и первого вице-премьера Игоря Шувалова, против.

Аргументы сторонников изъятия денег будущих пенсионеров в бюджет понятны и весомы: в нынешних условиях экономической стагнации, санкций и враждебного окружения правительство не может позволить себе роскошь дать людям право самим распоряжаться заработанными деньгами. Ольга Голодец лучше нас знает, как потратить наши деньги, это очевидно. Единственный аргумент противников на фоне этих железных доводов выглядит смешно и жалко: они считают, что повторная экспроприация пенсионных средств окончательно подорвет доверие населения к пенсионной системе, да и к самому правительству.

Наивные экономисты и финансисты не понимают, что доверие населения — это производная не от честной экономической политики, а от масштаба пропаганды и агитации. Вряд ли кто-то сомневается, что отечественные телевизионные и газетные профессионалы в состоянии убедить население даже в благотворности массового принятия яда, не то что в переносе пенсионных обязательств от частных пенсионных фондов на государство.

Учитывая принципиально разную весовую категорию аргументов, можно с высокой степенью уверенности предположить, что «накопительные» средства 2015 года в пенсионную систему не поступят. Они пойдут напрямую в бюджет, став фактически «пенсионным налогом». А дальше, если ничего в нашей жизни принципиально не изменится, то же самое произойдет и со средствами следующих лет. Сложно сказать, станет ли правительство явным образом отказываться от накопительной системы: в этом нет большого смысла, если можно каждый год принимать как бы разовые решения. Но в любом случае стоит быть готовыми к тому, что пенсии для нашего поколения окончательно станут государственными.

Я знаю людей, которые искренне считают, что если всю жизнь честно трудиться, не иметь мнения ни по одному вопросу, «не выступать», голосовать за кого скажут и делать все, что говорят начальники, благодарное государство о них в старости обязательно позаботится. Я знаю других людей, которые искренне считают, что все делается к лучшему, что у них всегда все хорошо, а будет просто замечательно. Я знаю людей, которые ни во что не верят, но полагают, что в любой ситуации смогут принять правильные решения и получить максимальную выгоду. У них у всех будет та государственная пенсия, которую они заслуживают.

Как и у нас, если мы ничего не сделаем.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции