В африканском государстве Руанда очень простые нравы. Если у бедняка вдруг появляются деньги, полиция думает, что он ограбил банк. Ну вот так, натурально, пришел в маске с пистолетом, руки вверх, все дела. Ну, а что еще в Руанде грабить? У нас давно вот так запросто банки не грабят.

Правда, раз в жизни я сам видел, как это бывает. В Екатеринбурге. Стою возле банка, подъезжает как бы инкассаторская машина, трое в масках заходят внутрь, через минуту выходят и уезжают. И тут же из банка вываливаются клиенты с белыми лицами. Их, оказывается, оными лицами положили в пол. Но это было в 1999 году. В другой стране практически.

Однако ограбить банк можно и в наше время, причем это вовсе и не уголовное преступление. Достаточно забрать вклад. И если все заберут свои вклады, то банк окажется ограблен. Нечто подобное и случилось. Впервые с 2008 года в российской банковской системе наблюдается чистый отток вкладов, рассказал глава ВТБ 24 Михаил Задорнов. Вот только кто в этой ситуации грабитель? Вкладчик? Сомнительное утверждение, ведь вкладчик забирает свои. Остается обратить взоры на тех, кто спровоцировал такую ситуацию. Вот что сказал по этому поводу Задорнов: «Люди отреагировали на неожиданную девальвацию и, соответственно, частично конвертировали (депозиты) и сняли со счетов валюту или частично в феврале – марте потратились на приобретение автомобилей, жилья или каких-то вещественных ценностей».

Хотя шок от девальвации прошел, дела почему-то не поправились. Причиной может быть крайняя неуверенность в будущем. Источников у этой неуверенности много. В ночь на 22 июля прогрессивная общественность ждала экстренного заседания Совета безопасности, и многие были уверены, что Россия объявит войну. Через день пошли слухи об экстренном заседании обеих палат парламента, которые пришлось специально опровергать информационным агентствам.

Не придает уверенности и план спасения экономики авторства Министерства экономического развития, который предусматривает выдачу гипердешевых кредитов госкорпорациям и другим коммерческим структурам по выбору чиновников. Народ понимает, что речь идет о полном проедании «заначки» — суверенных фондов. Алармистские заявления делает экс-министр финансов Алексей Кудрин. А тот кисло-бесстрастный тон, с которым он эти заявления делает, только придает веса его словам. Наконец, похожее на фейк, но подлинное при этом сообщение о том, что мост на Крым будут строить российские заключенные, подтверждает, что с деньгами в казне действительно беда и даже о суверенных фондах можно забыть.

В голове обывателя все это складывается в причудливый винегрет, вкус которого – это вкус кризиса. У нас, журналистов, которые больше общаются с продвинутым народом, поджилки и вовсе трясутся. Вот на днях поговорил с топ-менеджером крупной госкомпании. «Топ» радуется, что не успел стать членом правления – а ведь как хотел прежде! Зато теперь санкции не коснутся хотя бы его персонально. И делится анекдотом:

«Президент по ТВ выступает, говорит о кризисе. Ребенок интересуется: «Папа, у нас кризис?» — «Сынок, это у него кризис, а у нас совсем беда (конец фразы, как вы понимаете, сильно смягчен)».

Что поразительно, не срабатывает уже федеральная целевая программа «больше ада», которая прежде давала неплохой эффект. Это когда депутаты запрещают курить, пить, носить кружевные трусы и кеды. После паузы весной депутаты взялись за старое, но народу уже все равно, кружевные трусы или с оборками из сатина. В оборках даже удобнее баксы прятать, когда через границу тикать будешь.

Единственный, кто что-то сделал для стабильности, – это президент Путин на приснопамятном заседании Совбеза, сказавший, что «суверенитету ничто не угрожает». Но поздно он это сказал. Налицо кризис доверия, который невозможно преодолеть одномоментно. С таким кризисом столкнулся пастушок, когда волки в самом деле пришли. И оказалось, что в момент, когда пришли волки, кризис доверия практически непреодолим. С доверием надо раньше было разбираться, когда волков не было. Но регулятор предпочел старую добрую тактику «а нам все равно»: санкции ерундовые, Америка глупая, в Киеве фашисты.

Если президент хочет спасти экономику, у него остался один способ: назначить, например, Кудрина на пост премьера, а правительство отправить в отставку. Это покажет, что президент понимает сложность ситуации и готов идти на крайние меры. Увы, более мягкие шаги не воспримут, пропаганда сделала людей нечувствительными к слабым раздражителям.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции