Представьте, что вы являетесь немного неуравновешенным топ-менеджером банка. Вы очень грамотный специалист, и акционеры в вас души не чают. И вот для банка, в котором вы трудитесь, наступают не самые лучшие времена. Пара сделок сорвалась, рефинансирование оказалось дороже, чем рассчитывали, – что-то из этой серии. Ситуация поправима, все обязательные нормативы соблюдаются, но былого запаса прочности уже нет, и динамика не очень обнадеживает. Вы начинаете нервничать, нервозность передается подчиненным. Они притихают на работе, а вне работы начинают шептаться. Испорченный телефон работает исправно, и вот уже клиенты начинают задавать всякие уточняющие вопросы, которые раньше не задавали. А по Интернету начинает гулять некая «достоверная информация» о не самом устойчивом положении банка, вверенного вашему попечению. Информация может быть то ли в виде блога, то ли в виде заметки. Без особого анализа, со старыми фактами и неверными выводами.

Несмотря на то что в информации все неправильно, и видно это невооруженным глазом, поток исходящих клиентов удваивается. Начинают возникать кассовые разрывы, заемщики пытаются задержать очередные платежи. И надо принять решение. Вы можете стиснуть зубы и работать дальше, надеясь на то, что через пару месяцев клиент вернет крупный заем или акционер сделает депозит, который решит все ваши проблемы. В главке об этом знают, так что с этой стороны проблем не ожидается. Но вы не только педант, но и боец, и не можете оставлять безнаказанной «утку» конкурента. Поэтому вы не находите ничего лучше, как начинать бороться с воздухом: доказывать, что не верблюд, и опровергать слухи о скором отзыве лицензии.

А теперь, когда у вашего банка лицензия уже отозвана, скажите, что должен для себя уяснить читатель размещенной на официальном сайте банка информации, где сказано, что распространяемые слухи о проблемах являются недостоверными и инициированы недобросовестными конкурентами? Из официального сообщения об «информационной атаке» с очевидностью понятно только то, что у банка есть проблемы. Остальное, учитывая вышеизложенное, с точки зрения вкладчика (который уверен, что все вокруг хотят его обмануть), может являться не столько правдой, сколько попыткой менеджмента снять с себя хотя бы часть ответственности за развал банка. Другого результата ждать не стоит – нельзя же всерьез думать, что это успокоит клиентов?

Именно поэтому для меня удивительно, что уже год среди банков, которые еще стоят, но уже с трудом, популярна версия информационной атаки. Атака эта, даже измысленная, редко оказывалась персонифицированной – как правило, речь о слухах, распространяемых в соцсетях. Призвать к ответственности за них некого и некому, тем более что оперативно внесенный в феврале 2014 года законопроект, призванный предотвратить распространение «заведомо недостоверной информации о банках и публичных организациях», принят Госдумой только в первом чтении.

Самый свежий случай – с пермским Экопромбанком, в официальном обращении которого говорится о спровоцированной информационной атаке «путем распространения среди клиентов банка информации об отзыве лицензии». Но вот в чем трудность. В конце прошлого года, на который пришелся пик сообщений об информационных атаках на банки, в ряде регионов ЦБ ввел в обиход заявления своих территориальных управлений, что никаких решений об отзыве лицензий не планируется. Так делали, например, представители ГУ ЦБ по Кемеровской области в части Новокузнецкого Муниципального Банка, так делали в ГУ ЦБ по Рязанской области. Некоторые банки с официальными опровержениями потом лицензий все-таки лишились, но знание об утвержденном на самом верху подтверждении факта информационной атаки осталось. Это я к тому, что если раньше ЦБ подтверждал, а теперь не подтверждает, то надо или подтвердить сообщения коммерческих банков – после проверки, разумеется, – или издать документ, в котором сказать, что надзорный орган более никаких подтверждений наличия недостоверных слухов не дает. Это был бы хоть какой-то критерий истинности. А то веры официальным сообщениям уже никакой, честное слово.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции